3382
432
3386
3582
3482
3392
5382
3322
322
3382
3342
3392
6392
4592
3752
5392
4178
33715292
715
3817
2744
744
71758
24524
27152
Сады Старой Руссы
Саженцы Садоводство Ярмарки Старая Русса
Главная » Садоводство » Истории садоводства

История садоводства

Сады Старой Руссы

История садоводства в Старой Руссе

Доктор исторических наук И. В. Черказьянова

Садоводство является одним из старейших занятий человечества. О наличии садов находятся упоминания во многих памятниках письменности прошлого. Древняя Русь не была исключением. Сады были в Киеве в Х в. при князе Владимире. В XII в. владимирский князь Андрей Боголюбский разбил большой сад в селе Боголюбове. Часто летописи ограничиваются лишь упоминаниями о яблонях и яблоках. В письменных источниках XV в. и более позднего времени встречаются уже указания на вишневые и яблоневые сады. Так, в новгородских писцовых книгах XV в. имеется множество записей о садах, например, «да туто же сад а в нем 60 яблоней без трех, а 20 дерев вишневых».

История садоводстваНачиная с XVII в. садоводство становится одной из постоянных забот царского правительства. Известно, что в 1613 г. царь Михаил Федоровичзавел виноградники в Астрахани. В Уложении 1649 года было установлено наказание за порчу плодовых деревьев. При Петре I создаются образцовые сады и питомники, на службу приглашаются иностранные мастера садоводства. Император Павел I издал в 1797 г. несколько указов о приобщении крестьян и иностранных колонистов к разведению плодовых деревьев и виноградников. При Александре I крестьянам отводились общественные земли без всякого платежа в казну или сельскому обществу. Эта практика продолжалась и при Николае I. Жителям Новороссийского края, а затем Бессарабии и Закавказского края было предоставлено право разводить плодовые сады и виноградники на казенных и общественных землях на льготных условиях пользования, или даже с предоставлением земель в полную собственность.

Комплекс правительственных мероприятий в XIX – начале XX в. сводился к тому, чтобы устраивать питомники и образцовые сады, открывать специальные училища и школы садоводства, распространять правильные знания о плодовых культурах и организации плодоводства, оказывать практическую помощь обществам садоводства, устанавливать таможенные и железнодорожные тарифы, благоприятствующие развитию отечественного садоводства. В этот период координация работ по развитию садоводства велась через Министерство государственных имуществ (с 1894 – Министерство земледелия и госимуществ; в 1905–1915 – Главное управление землеустройства и земледелия, с 1915 – Министерство земледелия).

Важнейшую роль в развитии садоводства дореволюционной России сыграли ученые-ботаники, агрономы, специалисты в области садоводства и плодоводства, такие как Андрей Тимофеевич Болотов (1738–1834), лучший агроном XVIII века; Христиан Христианович Стевен (1781–1863), ботаник и энтомолог, организатор (1812) и директор (1812–1824) Никитского ботанического сада; Николай Иванович Железнов (1816–1877), ботаник и агроном, академик по прикладной ботанике императорской Академии наук, первый директор Петровской земледельческой и лесной академии; Эдуард Людвигович Регель (1815–1892), ботаник и садовод, директор Ботанического сада в Петербурге; Василий Васильевич Пашкевич (1856–1939), помолог, основатель научного плодоводства, главный специалист по садоводству Департамента земледелия МЗиГИ.

Были и просвещенные любители-садоводы, внесшие большой вклад в развитие отрасли. Например, академик Филипп Васильевич Овсянников (1827–1906), специалист в области физиологии и гистологии, приобрел в 1889 г. имение Заполье в Лужском уезде Псковской губернии, заложил там плодовый сад и основал сельскохозяйственную опытную станцию. В его саду насчитывалось 6000 яблонь. В 1904 г. на международной выставке в Петербурге академик экспонировал 55 сортов яблок из своего сада и был удостоен золотой медали. Он участвовал в подготовке «Альбома плодов» – иллюстрированного издания, выпущенного в 1903 г. Российским обществом плодоводства. Задолго до революции начал свои селекционные работы плодовых и ягодных культур Иван Владимирович Мичурин (1855–1935), получивший научное признание в советские годы. В СССР были районированы мичуринские сорта: яблони – Пепин шафранный, Славянка, Бессемянка мичуринская, Бельфлёркитайка; груши – Бере зимняя Мичурина, вишни – Плодородная Мичурина и др.

Никитский ботанический сад

К концу XIX в. в России успешно действовали опытные сады и питомники: Никитский ботанический сад (с 1812), Петербургский Ботанический сад (с 1823), Воронежский помологический питомник (с 1844), Орловский древесный питомник (с 1845), Тифлисский ботанический сад (с 1845), Уманский Царицын сад в Киевской губ. (с 1859), Горецкий фруктовый питомник в Могилевской губ. (с 1868), помологический сад в Варшаве, образцовые сады в Сочи и Сухуми.

Однако лишь научных знаний было недостаточно для того, чтобы садоводство стало достоянием широких масс. Нужны были специалисты практики, которые бы могли правильно применять научный опыт в деле.

Поэтому для приготовления ученых и опытных садовников в 1844 г. в Одессе было открыто Главное училище садоводства. После четырехлетнего курса обучения выпускники завершали практическое образование в Никитском ботаническом саду. В 1859 г. оно было переведено в Царицын сад близ Умани, а в 1868 г. преобразовано в Уманское училище земледелия и садоводства. Кроме того, действовала сеть училищ садоводства второго и третьего разрядов. По закону 27 декабря 1883 г. стали открываться низшие сельскохозяйственные школы, которые устраивали частные владельцы, земства и сельскохозяйственные общества. В этот период начали вводить курс плодоводства в высшие сельскохозяйственные учебные заведения.

Для развития садоводства среди крестьян использовались народные школы. Для этого учителей обучали на летних курсах основам садоводства, а они уже должны были нести знания дальше, ученикам и их родителям.

Начиная с 1893 г. школы могли бесплатно получить в казенных питомниках семена, черенки, саженцы плодовых деревьев и кустарников на сумму 20 руб. Этой же привилегией пользовались сельские общества и церковный причт. Законом 1897 г. о наделении школ казенной землей окончательно было обеспечено развитие плодоводства при народных училищах.

В развитии садоводства в XIX – начале ХХ в. заметную роль играла общественность. Возникновение обществ любителей садоводства в Москве и Петербурге и их отделений по всей стране способствовало распространению научно-практических знаний о садах среди широких масс. Общества проводили выставки и базары, читали публичные лекции, распространяли литературу, устраивали показательные питомники, снабжали население саженцами. Старейшим является Российское общество любителей садоводства в Москве (основано в 1835 г.). 25 июня 1858 г. был утвержден устав Российского общества садоводства в Санкт-Петербурге. Первым президентом был избран Н.И. Железнов, а первым вице-президентом – Э.Л. Регель.

К 1914 г. общество имело 33 отделения, среди них Старорусское. В 1894 г. в стране насчитывалось 16 самостоятельных обществ садоводства.

В 1892 г. из состава Российского общества садоводства выделилось Российское общество плодоводства (в 1895 г. получило статус императорского). Обществу принадлежала инициатива созыва первого международного съезда плодоводов и выставки в Петербурге в 1894 г. В 1903–1906 гг. обществом дважды издавался «Атлас плодов», в который вошли хромолитографические рисунки и помологические описания более 100 главнейших русских промышленных сортов яблок, груш и косточковых. Петербургское общество плодоводства издавало ежемесячный журнал «Плодоводство».

Филипп Васильевич ОвсянниковПервый международный съезд плодоводов, организованный Российским обществом плодоводства, проходил в октябре 1894 г. в Петербурге. Были приглашены гости из многих стран. Своих делегатов прислали: Франция, Германия, Австрия, Венгрия, Нидерланды, Португалия, Испания, США, Персия. Съезд продемонстрировал успехи отечественного плодоводства, а иностранным ученым было интересно познакомиться с опытом российских коллег. Но организаторы прекрасно понимали, что в западных странах решаются иные вопросы, чем в России. Выступая на открытии съезда, академик Ф.В. Овсянников подчеркивал это различие: «На Западе плодоводство достигло значительного совершенства. Там перепроизводство плодов <…> У нас в средних и северных губерниях недостаток в них. Цены их настолько высоки, что они доступны только более достаточному классу населения <…> Наши желания сводятся к усилению производства, к удешевлению перевозки, к тому, чтобы фрукты сделались доступны и для народа. <…> Там изучают, какие плодовые деревья удобно могут расти около шоссейной дороги. Нам же приходится думать не только о сбережении наших плодов, но и том, как оградить деревья от расхищения, как поднять нравственность и достаток сельского населения».

Развитие дореволюционного садоводства шло двумя параллельными линиями: с одной стороны, существовали примитивные крестьянские сады, где применялся народный опыт, с другой – помещичьи сады или сады разбогатевших землевладельцев, в которых были оранжереи, высаживались лучшие сорта деревьев, здесь применялись достижения научного садоводства и агрономии.

Отмена крепостного права оказала большое влияние на характер садоводства. С исчезновением дарового труда крестьян многие помещичьи усадьбы стали приходить в упадок, пришлось отказаться от оранжерейных садов и перейти к выращиванию местных сортов фруктовых деревьев. Переходу к новым сортам деревьев способствовали и объективные, природные условия. Несколько очень холодных зим и весенних заморозков оказали губительное влияние на сады в северо-западных областях страны. Сильнейшие морозы зимой 1869 г. погубили практически все сады под Петербургом. Опустошительные морозы стояли зимой 1870/71 года в Новгородской губернии. С развитием промышленности, строительством железных дорог и садоводство стало переходить на промышленные рельсы, окончательный переход произошел в конце XIX в.

История садоводства в глубокой древности на Новгородской земле долгое время оставалась малоизученной областью. Большое научное открытие сделала в 1958 г. Новгородская археологическая экспедиция Академии наук СССР под руководством профессора А.В. Арциховского. Среди огромного количества находок был собран и материал о древних садах в Новгороде. На Неревском раскопе в слоях почти всех веков, начиная с древнейшего Х века, были обнаружены семечки яблок и сами яблоки. Три целых яблока были найдены в слоях Х и XIII веков. Размер плодов не превышает 2,5–3 см. Ученые относят находки к плодам так называемой лесной яблони.

Археологам в этот сезон удалось найти не только плоды, но и впервые в науке – сами сады. Были вскрыты два древних яблоневых сада. Сады росли почти в самом центре города, на углу древних улиц Великой и Козьмодемьянской, недалеко от стен кремля, на участках, где жили ремесленники.

Оба сада были заложены одновременно в середине XII в. и росли 20–25 лет. Площадь одного из них занимала 0,03 га. По неизвестным причинам сады были вырублены и на их месте воздвигнуты постройки. В одном саду сохранились четыре яблоневых пня с широко разветвленными корнями, которые стояли по углам квадратного сада. В другом саду, раскопанном лишь частично, нашли одну яблоню. Кроме яблоневых косточек в раскопе во всех слоях обнаружены тысячи вишневых косточек, по своим свойствам они похожи на косточки современного сорта Владимирской вишни.

Известно, что в XI в. новгородцы ели сливы, с древнейших времен выращивали малину и черную смородину. Находки археологов свидетельствуют о том, что жители средневековых городов на территории усадеб иногда разбивали фруктовые сады, это, безусловно, украшало город, но важнее был другой вывод – фрукты были доступны рядовым горожанам и входили в обычный пищевой рацион.

Во время существования военных поселений в России (1810–1857) определенное развитие получили сельское хозяйство, лесоразведение и отчасти садоводство. Военные поселения были особой системой организации войск, которая совмещала военную службу и сельскохозяйственный труд. Строевая подготовка соседствовала со строго регламентированной работой в поле и усадьбе. Вся жизнь поселян определялась уставами, положениями, инструкциями.

В Новгородской губернии военные поселения стали активно формировать с 1816 г., они возникли по Волхову и вокруг Старой Руссы. Военное начальство заботилось о хлебопашестве в подчиненном ему округе, выдавало пособия из заемного капитала и хлебного запасного магазина, распоряжалось обработкой общественным нарядом участков тех поселян, которые по болезни не были в состоянии заниматься полевыми работами. В «Положении о разных устройствах в ротах поселенного батальона» речь шла, в частности, и об огородах: «В больших прогалках иметь рассадники для огородов по образцу. Позволяется также заводить в них и огороды, загораживая на лето простой, но чистой изгородью».

В отчете военного поселения Старорусского отряда за 1824–1826 гг. говорится об отводе специальных участков под сады: «По местному положению должно ожидать, что садоводство приносит значительный доход. Попечительное начальство не упустило обратить внимание на сие свое внимание, назначив для садов особые участки земли». Хотя сады в планах поселенного начальства не стояли на первом месте, но факты свидетельствуют о существовании в это время селений, славившихся своими яблоками, например, Медведно Дубовицкой волости. Одним из лучших рассадников культурных растений в уезде в то время был сад в Княжьем Дворе Подгощской волости, где была главная квартира огромного военного лагеря, а также сад предполагаемое место садов при Путевом дворце в Коростыне, на самом берегу Ильменя. Вероятно, неслучайно и то, что одно из селений области и сейчас называется Большое Яблоново.

Алексей Андреевич АракчеевБольшим поборником разведения лесов и древонасаждений был граф А.А. Аракчеев, военный министр и начальник военных поселений. Он имел в Новгородской губернии образцово-показательное поместье Грузино с каменными мостами через Волхов, шоссе, дорогами, обсаженными на всем протяжении деревьями. В имении был великолепный английский сад, а также фруктовый сад с оранжереями. В новгородских поселениях при Аракчееве были проложены сотни километров канав. Работы по осушению отличались высоким качеством. При прокладке канав расширялись лесные просеки, строились мосты. Уже наш современник, ученый-лесовод Г.М. Пятин доказал высокую хозяйственную эффективность мелиоративных и дорожных работ, выполненных при Аракчееве. Осушительные системы, построенные в Старорусском, Грузинском и Новгородском лесничествах, частично сохранились до нашего времени. Благодаря дорогам и противопожарному устройству пожары в лесах прекратились.

В имениях других крупных землевладельцев Новгородской губернии было также немало декоративных и плодовых садов. Образцовым слыло имение Выбити князей Васильчиковых. Последний владелец Борис Александрович Васильчиков возглавлял дворянство Новгородской губернии в 1884–1902 гг., в 1900–1903 гг. служил псковским губернатором, позже возглавил Министерство земледелия. Например, декоративные растения из его сада получили награду на Всероссийской промышленной выставке садоводства, плодоводства и огородничества, проходившей в Петербурге в 1908 г. В усадьбе Матвейково Заручевской волости Крестецкого уезда, принадлежавшей академику Н.И. Железнову, имелись лесной и садовый «отделы» – лесной питомник и фруктовый сад. Здесь он проводил научные опыты по дренированию почв, акклиматизации древесных и кустарниковых пород, многолетние метеорологические наблюдения.

В середине XIX в. большой плодовый сад в Новгороде имели купцы, братья Александр, Дмитрий и Андрей Тарасовы, заложенный их дедом Борисом Яковлевичем Тарасовым еще в екатериненское время. Главное же дело завел их отец Иван Борисович. Старый сад (2722 кв. саж.) находился почти у самой московской заставы. Недалеко от него был приобретен еще один участок под сад (854 кв. саж.). В саду разводились яблони и яблоки, и всякие ягоды. Из самых старых пород произрастали Подкапельное, Репка (от купца Преснякова), Сквозной налив (или Акимовское), Сердюковское (доставшееся от строителя вышневолоцких шлюзов Сердюкова), Аркад («кошкинское», от купца Кошкина) и другие.

Небольшие крестьянские сады существовали во многих уездах губернии. Например, в Новгородском уезде садами выделялись села: Печково, Волчище, Филипповичи, Жерятки, Фролово, а в Тесовской волости сильное развитие получили ягодные кустарниковые культуры, особенно черная смородина. В малоурожайные годы по всей волости собирали до 4–5 тыс. пудов ягод, которые продавали по 1,5–3 руб. за пуд. Плодовые сады были в Боровичском уезде (дер. Соинск, Водсково, Каменка). Известно, что в Крестецком уезде активно развивал собственный сад В.К. Афанасьев, использовавший посадочный материал из питомников Риги и Туккума. В Демянском уезде отличалась садами деревня Овинец. В 1899 г. в Семеновской волости этого уезда садоводством занимались 1300 домохозяев, каждый из них в среднем получал от продажи яблок по 20–30 руб., что было хорошим подспорьем для крестьянина.

Значительные усилия по развитию садов прилагало Валдайское уездное земство. В 1891–1892 гг. при содействии земских деятелей были открыты плодовые питомники при Едровской, Яжелбицкой и Котлованской школах. Через несколько лет небольшие школьные питомники были объединены вединый питомник в Едрове. В 1893 г. на участке в ¾ десятины появились 4 тыс. яблонь-дичков, была организована рассылка саженцев. Кроме того, была учреждена должность земского садовода, в обязанности которого входило ведение Едровскиго питомника, оказание помощи в устройстве садов крестьянам, купцам, помещикам, духовенству, а также ежегодный объезд уезда для организации весенних работ в садах. Из крестьянских садов отмечался сад Брызгалова в деревне Киселёвка Яжелбицкой волости. Он вырастил более трехсот яблонь различных сортов, включая местные сорта Жерновка, Сосницкое, Чулановка. В 1898 г. хозяин выручил от продажи яблок около 900 руб.

В истории садоводства Новгородской земли особое место занимает Старая Русса и Старорусский уезд. В письменных источниках город впервые упоминается под 1066 г., когда его разорил полоцкий князь Всеслав Брячеславич. Возможно, что сады в Старой Руссе такие же древние, как и сам город, такие же, как в соседнем Новгороде. Местное население считало, что садоводство на этой земле было «с незапамятных времен». Уроженец уезда, краевед, священник В.А. Пылаев писал в 1916 г. о любви населения к садам, он отмечал, что в городе зелени много, и редко около какого-нибудь дома нет садика.

Основным сортом яблок в крестьянских садах была Чулановка – местный сорт, который практически не встречался за пределами уезда. Свое название он получил, видимо, потому, что его плоды хранили в чулане. Свойства сорта делали его наиболее распространенным. Эта яблоня менее требовательна к уходу, устойчива к неблагоприятным почвенноклиматическим условиям (засухе, избыточной влаге в почве, колебаниям температуры, недостатку питательных веществ в почве). Часто она более устойчива к вредителям и болезням, поражающим привитые растения. Чулановка обладает повышенной способностью к возобновлению утраченных частей кроны и заживлению ран на стволах. В случае гибели всей надземной системы органов они быстро возобновляются порослью от основания погибшего дерева. Она легко размножается корневой порослью и семенами. В свою очередь, сорт служит хорошим подвоем для других сортов яблони. Чулановка начинает плодоносить на второй год после посадки ее в сад двух- или трех-летней корневой порослью. Двадцатилетние деревья дают по 150–200 килограммов плодов с дерева. Дерево имеет среднюю силу роста и среднюю продолжительность жизни, хотя, по имеющимся наблюдениям, и 100-летние экземпляры этого сорта, произрастая на бедных, подзолистых почвах, продолжают все еще давать хорошие урожаи. Исследователи иронично пишут, что, кажется, сама природа предназначила этот и ему подобные корнеотпрысковые сорта для «ленивых садоводов».

Положительную оценку Чулановке давали садоводы-любители и послевоенных лет. Так, житель Старорусского района И. Вассихин в 1953 г. утверждал, что Чулановка является одним из лучших оригинальных сортов яблони Старорусского района Новгородской области. В качестве больших достоинств сорта Вассихин указывал на высокую морозоустойчивость и раннее созревание, а также хороший вкус плодов. Чулановка стала предметом научных исследований. Сорт был описан учеными: В.В. Пашкевичем (1897), И.Ф. Дронкиным (1939). В 1952 г. в Ленинградском сельхозинституте состоялась защита кандидатской диссертация В.Г. Гаврилова по теме «Некоторые биологические особенности яблони сорта Чулановка (в условиях Ленинградской области)». По классификации сортов Белорусской сельхозакадемии, Чулановка относится к западноевропейской группе.

Старая РуссаДо революции в Старорусском уезде выращивали и другие сорта яблок: Анисовку, Апорт, Аркад, Белый налив, Боровинку, Коробовку, Кутелек, Плодовитку, Реповку, Титовку, Шарапай и др. Были и груши, называемые «дулями», а также сливы, вишни и различные ягоды. Сады существовали благодаря охоте населения к этому занятию и вопреки неблагоприятным условиям климата и почвы, хотя и плодородной, но мелкой и лежащей на глинистой непроницаемой подпочве. Садоводство и огородничество способствовали не только появлению доходных отраслей хозяйства и ведению интенсивного земледелия. Большое значение они имели в крестьянском быту, поскольку расширялся пищевой рацион. Состав и объем потребляемой пищи играли столь важную роль в жизни населения, что некоторые европейские ученые ставили в зависимость уровень грамотности от годового потребления разной пищи, урожайности полей и количества скота. Россия по всем этим показателям значительно отставала от таких развитых стран как Германия, Англия, Франция, Австрия.

На плохое питание крестьян сетовал в 1903 г. земский начальник 1-го участка Старорусского уезда К.Ф. Савич. Его поражала скудость рациона. Крестьяне едят черный хлеб с чаем, исчезли традиционные щи, весьма редко на столах появляется картофель, даже лук не всегда бывает. Огурцов совсем нет, не говоря о моркови, свекле, репе и других овощах.

Разведение садов на территории Старорусского уезда было полезным и с точки зрения озеленения региона, т.к. древний солеварный промысел уничтожил значительную часть лесных угодий, и в 1904 г. леса занимали лишь третью часть территории уезда. В то же время в Новгородском уезде занимаемая лесами площадь составляла 51%, в Валдайском уезде – 57,8%. Однако до революции садоводство в Старорусском уезде не приняло крупных промышленных масштабов и оставалось одним из второстепенных занятий крестьян. Дело было не в лени людей, а в условиях их жизни и труда.

Крестьяне имели сады лишь на небольших приусадебных участках. Оценка земельных угодий, проведенная новгородским губернским земством в 1912 г., показала, что усадьбы в уезде занимали 11531,2 десятин, т.е. 1,4% от общей площади уезда. Более 90% этой земли принадлежало крестьянам, 3,2% – частным владельцам и 5,4% – учреждениям. У части населения на свободной от огородов земле встречались сады с фруктовыми деревьями и ягодными кустами, которые занимали лишь десятки и сотни квадратных саженей. Плоды и ягоды из крестьянских садов шли на продажу. Редкий сад занимал площадь в одну и более десятин. Если состоятельные землевладельцы (купцы, помещики) выписывали саженцы из питомников и заводили собственных садовников, то крестьяне довольствовались посадочным материалом, который продавали такие же крестьяне-прасолы, развозившие саженцы. По большей части это были «отбойки» от старых деревьев. Деятельный крестьянин боялся заводить сад или огород на надельной земле, т.к. не был уверен, что при очередном переделе земли между общинниками его участок не отойдет к другому хозяину. Была и нравственная сторона дела, тормозившая развитие садоводства и огородничества в больших масштабах – сады и огороды обкрадывали, а охрана урожая от непрошенных гостей превышала стоимость охраняемого. Про сады Савич писал: «Где они заведены, чуть не силою, там и существуют сплошь у всех хозяев. Попытки же завести сад в деревне, где вообще садов нет, оканчивается разочарованием, т.к. не только оборвут все плоды еще зелеными, но и ветки обломают».

Самый крупный сад в уезде существовал в Коростыне, где вишней было засажено 18,3 десятин. По состоянию на 1895 г., это был казенный сад, состоявший из трех участков. Сад сдавался в аренду за 500 рублей, которые выручались арендатором преимущественно за сено, т.е. использовался не по назначению и приходил в упадок. Остатки плодовых деревьев находились в запущенном виде. Относительно большой сад (5 десятин) имелся в селе Любынь. А вот от некогда большого сада в Княжьем Дворе к этому времени и след простыл.

Ситуация в садоводстве и плодоводстве стала развиваться в лучшую сторону с конца XIX в. Этому способствовали правительственные меры, активность земских учреждений и общественности – любителей садоводства. Заметным событием в истории уездного садоводства стало появление в 1893 г. в Старой Руссе отделения Российского общества садоводства. Ни в других уездах Новгородской губернии, ни в самом Новгороде таких обществ не было. Организация отделения именно в Старой Руссе была закономерной. Предпосылками для его возникновения стала любовь к садам жителей уезда, повсеместное выращивание местных сортов яблони и других плодов. С момента возникновения отдел работал в тесном сотрудничестве с земством, которое оказывало всяческое содействие и помощь садоводам. С появлением
общества наметились и новые тенденции в развитии садоводства.

Идея о создании общества в Старой Руссе появилась в 1892 г., возникла она случайно в разговоре трех людей. Но для того, чтобы ходатайство имело силу, требовалось собрать 12 подписей жителей. Инициаторы без труда нашли необходимое количество гарантов. Каждый, к кому они обращались, с удовольствием ставил свою подпись. В итоге набралось около 40 человек, поддержавших саму идею и готовых работать в будущем отделе. Такая поддержка ярко продемонстрировала общий положительный настрой горожан по отношению к садоводству.

История садоводства28 апреля 1893 г. министр земледелия утвердил «Положение о Старорусском отделе Российского общества садоводства». Целью отдела, как и в целом Общества, было создание условий для развития садоводства. Ближайшей задачей обозначено распространение полезных знаний путем организации просветительских мероприятий, создания музеев и школ садоводства, устройства складов (магазинов) для приобретения и продажи растений, плодов и орудий труда, проведения практических курсов по садоводству.

13 июня 1893 г. состоялось официальное открытие отдела. Заседание проходило в помещении земской управы, присутствовали 19 учредителей и гости. Среди членов отдела зарегистрированы жители города, представители различных сословий и профессий. Это были дворяне (В.В. Карцов, Б.З. Лабунский), представители купечества (А.В. Васильев, К.А. Дьячков, А.Р. Дьячков, А.Т. Иванов, И.С. Мельников, И.М. Ночковский, В.П. Суханов, Л.А. Усинин, Ф.Ф. Федоров), военные (И.И. Марциновский, Н.Г. Осипов, А.И. Щербаков), медики (Ю.А. Волов, И.А. Галицкий, С.В. Тиличеев, К.Ф. Эттер), инженеры (В.П. Житков, Ф.Т. Курапов), представители церкви, чиновники. Почетным председателем отдела был избран директор курорта, доктор медицины Сергей Васильевич Тиличеев. Среди почетных членов был князь Б.А. Васильчиков, почетный гражданин Старой Руссы. Для пропаганды самого отдела и привлечения внимания населения к делу разведения садов было решено провести «фруктовый базар», выделить деньги на библиотеку, организовать справочное бюро. Был поставлен вопрос об отводе места под питомник, о составлении коллекции полезных и вредных для садов насекомых. В помещении земской управы отдел получил помещение под склад инструментов и орудий. К земству обратились с просьбой об оказании разовой и ежегодной финансовой помощи с тем условием, что отдел будет снабжать земские школы посадочным материалом бесплатно. За помощью обратились и к городу, обещая взять на себя содержание городских бульваров и садов.

16 августа 1893 г. по инициативе члена отдела, главного садовника курорта А.Я. Аболина и при поддержке директора курорта прошел садовый базар. Его устроили в концертном зале курорта. Выставка плодов и растений показала бедность ассортимента местных садов, но, с другой стороны, очертила направления будущей деятельности отдела.

В 1894 г. был устроен временный питомник на участке близ земской больницы, для которого выписывали лучшие сорта деревьев, кустарников и семена из помологического питомника А.Э. Регеля и Я.К. Кессельринга в Петербурге. Организация местного питомника была главной заботой отдела, т.к. без практической деятельности немыслимо было существование самого отдела. Под посадки отвели участок площадью 567 кв. саженей. Одна сторона выходила на Знаменскую улицу, другая – на Покровскую. Питомник был обнесен забором, внутри сооружен хозяйственный сарай, высажены маточные фруктовые деревья (27 яблонь, 8 груш, 1 слива, 9 кустов смородины, 10 – крыжовника, 43 – малины и 3 тополя) и около 800 дичков. В следующие годы количество сортовых деревьев и кустарников увеличивалось. Из Липецка выписали тополя (широколистные, лавролистные и канадские).

Важным мероприятием, поддержавшим местных садоводов, стало проведение регулярных курсов по плодоводству и огородничеству. Они стали проводится по инициативе Министерства земледелия с 1891 г. при многих сельскохозяйственных учреждениях. Первые подобные курсы в Старой Руссе состоялись в июле 1892 г., еще до основания общества, по предложению губернского земства. Тогда Русса в планах не называлась, а было предложено всем уездам определить, какое место они считают наиболее подходящим для проведения занятий. Понимая важность предстоящего мероприятия, Старорусская уездная земская управа тут же предложила Старую Руссу. Департамент земледелия командировал из Петербурга для руководства курсами агронома Л.А. Миллера. Слушателями были в основном учителя земских школ из разных уездов: 15 – из Старорусского, 8 – Демянского, 1 – Крестецкого, 3 – Новгородского, кроме того присутствовали три вольнослушателя.

Старорусский отдел участвовал в организации вторых курсов садоводов, которые проходили на базе их питомника в мае – июне 1894 г. Кроме теоретических занятий, курсисты посадили десяток фруктовых деревьев, вязы, овощи, разные лекарственные травы, устроили парник на шесть рам. Были привиты яблони Антоновка, Апорт, Летний ранет, Малиновка, Бабушкино, всего около 500 штук на дичках. Третьи курсы состоялись в 1896 г. На них присутствовали 33 учителя земских школ, но участники прибыли только из Старорусского уезда.

Регулярное проведение курсов садоводства среди учителей, заведение небольших питомников при школах и обществах, продажа сортовых саженцев из этих питомников для местного населения, пропаганда научных знаний о плодоводстве – все эти меры вносили посильный вклад в развитие правильного крестьянского садоводства.

Имя Василия Васильевича Пашкевича, одного из основателей научного плодоводства, специалиста в области помологии хорошо было известно при его жизни, добрая память о нем сохраняется и сегодня. С 1894 г. он занимал должность старшего специалиста по садоводству в Департаменте земледелия. Уроженец Белоруссии, окончил Минскую духовную семинарию. Высшее образование получил на физико-математическом факультете (естественное отделение) Петербургского университета. Учебу закончил в 1882 г., а весной 1883 г. был командирован Министерством государственных имуществ в Германию на два года для изучения плодоводства и виноградарства и других отраслей садоводства. Пашкевич провел эти годы в Гейзенгеймском училище садоводства на Рейне, где пополнял свои знания под руководством директора училища, известного плодовода Рудольфа Гёте, которого считал своим учителем. Последние три месяца Пашкевич путешествовал по садовым учреждениям южной Германии, Австрии и Швейцарии. Командировку окончил в Восточной Пруссии, в Помологическом институте в Проскау.

По возвращении ученый был направлен на работу в Уманское училище земледелия и садоводства в качестве преподавателя садоводства и ботаники и заведующего Уманским Царицыным садом. В 1892 г. занял место главного садовода в Ботаническом саду в Петербурге вместо скончавшегося Э.И. Эндера. 21 июля 1894 г. получил назначение на должность старшего специалиста по садоводству в МЗиГИ, таковым оставался до 1917 г. Василий Васильевич ежегодно совершал длительные поездки по стране, лично обследовал сады губерний Центральной России, Поволжья, западных губерний. Отчеты были опубликованы под общим названием «Плодоводство в России». Одновременно он проводил большую преподавательскую работу, вел курс плодоводства и помологии на Петроградских сельскохозяйственных курсах и Стебутовских высших женских сельскохозяйственных курсах.

При непосредственном и активном участии Пашкевича до революции были разработаны программы школ садоводства. Дважды, в 1894 и 1896 г. он приезжал в Старую Руссу как представитель министерства для руководства курсами садоводов. Кроме занятий он обследовал состояние садов в Старорусском уезде, читал публичные лекции, передал некоторые свои работы в библиотеку отдела.

История садоводстваНаблюдения, которые сделал Пашкевич во время этих поездок, дают объективную картину состояния садоводства в уезде. Он отмечал некоторые удивительные опыты крестьян по выращиванию плодовых деревьев. Старорусские мужики поразили ученого тем, что делали прививки с помощью толстых и даже ветвистых черенков, длиной до 5 вершков (около 22 см) и более. Такие прививки практиковались задолго до того, как их стал применять француз Гоше, владелец самого известного и богатейшего в Европе сада под Штутгартом, поразивший ученый мир своими «парфорсными» прививками. Вместе с тем Пашкевич сетовал на отсутствие научного подхода к разведению плодовых плантаций, незначительное количество образцовых садов, примитивное ведение дела. В 1894 г. небольшой сад имелся при Коростынском народном училище, но он был засажен не первосортными плодовыми деревьями, а теми, которые оказывались ненужными крестьянам («негодными отбросами»). Пашкевич отмечал, что деревья эти «ниже всякой критики».

Во время поездки в 1896 г. ученый ближе познакомился с сортом яблони Чулановка и составил подробное его описание, опубликованное в журнале «Плодоводство» (1897). В сопровождении местных любителей садоводства В.В. Карцова, А.К. Рутковского, агронома А.А. Люста и садовника курорта А.Я. Аболина Пашкевич посетил в деревне Соколово образцовый сад крестьянина Василия Гоноболина, который занимал площадь 1,5 десятины. Видное место среди посадок занимала Чулановка, которая отличалась от других сортов этого сада чрезвычайным обилием плодов. Плодовитая Анисовка рядом с Чулановкой смотрелась малоплодовитой. Гости познакомились с Чулановкой, выведенной черенками и семенами – отличий почти не обнаружилось. На обратном пути в город везде по дороге, где была Чулановка, она сразу обращала внимание путников тем, что деревья были буквально обсыпаны плодами. Желающим получить этот сорт Пашкевич рекомендовал обратиться к учителю Поддорского народного училища Старорусского уезда Дмитрию Ульяновичу Федулину.

В советские годы Пашкевич заведовал кафедрой плодоводства в Ленинградском сельскохозяйственном институте (г. Пушкин), одновременно работал в отделе прикладной ботаники и селекции в Сельскохозяйственном комитете (с 1924 – Всесоюзный институт прикладной ботаники и новых культур, с 1930 – Всесоюзный институт растениеводства – ВИР). Пашкевич был крупнейшим специалистом по плодовым деревьям и, в первую очередь, по яблоням. Много лет работал на Ленинградской и Павловской плодоовощных опытных станциях. На Павловской экспериментальной базе ВИРа Пашкевич заложил коллекцию яблонь. Он написал книги, ставшие классикой отечественной помологии: «Общая помология, или учение о сортах плодовых деревьев», «К стандартизации сортов плодовых деревьев и ягодных кустов» и другие. В 1934 г. ему была присвоена степень доктора биологических и сельскохозяйственных наук, а в 1935 г. ученого избрали академиком ВАСХНИЛ.

Садоводство в советский период стало приобретать плановый характер уже в начале 1920-х годов. Наметившийся подъем был прерван войной, которая нанесла огромный урон всей экономике области. Вопрос о восстановлении и развитии садов встал на повестку дня уже вскоре после освобождении области от фашистских захватчиков. Например, этот вопрос обсуждался на заседании Шимского райисполкома 17 августа 1944 г. В 1945 г. прошла первая Всесоюзная перепись плодово-ягодных насаждений. В последующее время она проводилась в 1952, 1970 и 1984 годах. Учету подлежала общая площадь под садами, и отдельно учитывалась колхозная, совхозная и личная земля под садами, количество, возраст и сорта плодовых деревьев и ягодных кустарников в целом по республикам и отдельным областям.

Новгородская область относилась к Северо-западному району страны. В 1970 г. она занимала по всем показателям третье место в регионе, уступая Ленинградской и Псковской областям. Под плодовыми посадками находилась площадь в 5 тыс. га, из них большая часть принадлежала населению (4,1 тыс. га). Со времени переписи 1952 г. общая площадь под садами увеличилась почти в два раза (с 2,6 тыс. га до 5). Значительно меньшую площадь занимали ягодники (472 га). Всего в области произрастало 1 123830 яблонь, в т.ч. в колхозах – 17 667, в совхозах – 84 380 и у населения – 1 021 783. Из этого числа 72,4% были в возрасте плодоношения. В соседних Ленинградской и Псковской областях сады были моложе, поэтому процент плодоносящих деревьев ниже. Из плодовых культур области первое место занимали яблони, затем шла вишня, груши и сливы значительно уступали им. Основная часть яблоневых садов (35,6%) была заложена в первое военное десятилетие (1945–1955 гг.). Большая работа по расширению посадок яблонь проходила в 1965–1970 гг. (18%), и совсем незначительная часть деревьев сохранилась с довоенного периода (1,9%). Плановое развитие садоводства сказалось и на отборе сортов – сортимент практически не отличался от соседних областей. Из летних сортов яблок преобладали Папировка (Белый налив, 40,6%), Грушовка московская (15,8%) и Китайка (14,9%). Осеннее полосатое было основным сортом среди осенних (48%), а Антоновка среди зимних сортов (69,5%).

Огромная работа по развитию садоводства в Новгородской области была практически прекращены в годы перестройки. В настоящее время не осталось коллективных или государственных садов, хотя крестьянские и дачные сады по-прежнему существуют.

История садоводстваНа первый взгляд, незначительное, но событие, которое может послужить дальнейшему возрождению садоводства на Новгородской земле, состоялось 23 сентября 2010 г. – на берегу Ильменя в поселке Устрека на площади 2 га был заложен частный яблоневый сад В.Г. Черказьянова, предпринимателя из Петербурга. Следующим шагом стало учреждение им Общества с ограниченной ответственностью «Сады Старой Руссы», в задачах которого стоит возрождение сортового плодоводства в Старорусском районе, выращивание и продажа плодовых саженцев и плодов, просветительская деятельность среди населения. Рассматривается вопрос о переработке плодовой продукции на месте.

Как показывает исторический опыт, садоводство на старорусской земле существовало с древних пор и развивалось по мере появления нужных условий. Как и сто лет назад, так и теперь для организации садоводства требуются одни и те же условия: нужна земля, нужны питомники с сортовой продукцией, нужны обученные кадры и, особенно надо подчеркнуть, нужны энтузиасты дела.


Список использованной литературы:

  1. А.Б. Плодоводство в Старой Руссе и в окрестностях // Плодоводство. – 1895. – № 9. – С. 300–301.
  2. Биографический словарь деятелей естествознания и техники / Отв. ред. А.А. Зворыкин. Т. 1–2. –М., 1958.
  3. Вестник Новгородского земства. – Новгород, 1899–1917.
  4. Железнов Н.И. Прибавление к русскому садоводству //Вестник Российского общества садоводства. – 1876. – № 7. – С. 433–436.
  5. К-ъ. Плодоводство в Валдайском уезде // Вестник Новгородского земства. – 1900. – № 15. – С. 46–50.
  6. Каратыгин Е. Плодоводство // Энциклопедический словарь [Ф.А. Брокгауза и И.Е. Эфрона]. – Т. 23. – СПб., 1898. – С. 889–898.
  7. Колчин Б.А. Сады древнего Новгорода // Новгород и Новгородская земля. История и археология. – Новгород, 2005. – Вып. 19.
  8. О садоводстве в Новгородской губернии // Плодоводство. – 1897. – № 7. – С. 493–494.
  9. Отчет о деятельности Старорусского отдела императорского Российского общества садоводства с 13 июня 1893 г. по 1 января 1895 г. (Доклад члена-казначея А.К. Рутковского в общем собрании отдела в апреле 1895 г.). – Новгород, 1895.
  10. Отчет о деятельности Старорусского отдела императорского Российского общества садоводства за 1895/96 годы. – Новгород, 1897.
  11. Отчет по военному поселению Старорусского отряда со времени поступления волостей из гражданского в военное ведомство, т.е. с 6 марта 1824 г. по 1 декабря 1826 г. // Новгородский сборник. – Новгород, 1865. – Вып. 3. – С. 137–167.
  12. Оценочные данные о земельных угодьях Старорусского уезда. – Б.м., [1912].
  13. Пашкевич В.В. Чулановка // Плодоводство. – 1897. – № 3. – С. 194–199.
  14. Плодоводство [журнал]. – СПб., 1897. – № 1–12.
  15. Полянский М.И. Иллюстрированный историко-статистический очерк города Старой Руссы и Старорусского уезда. – Новгород, 1885.
  16. Пылаев В.А. Старая Русса. – Сергиев Пасад, 1916.
  17. Пылаев В.А. Старорусский край. Природа и население / Под общ. ред. Д.О. Святского. – Новгород, 1929.
  18. Сельскохозяйственный обзор Новгородской губернии за 1914 год. – Новгород, 1915.
  19. Справочная книжка международной выставки плодоводства и съезда плодоводов в С.-Петербурге. 1894 г. – СПб., 1894.
  20. Труды международного съезда плодоводов 1894 г. в Санкт-Петербурге / Под ред. А.И. Базарова. – СПб., 1896.
  21. Труды местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности. Вып. 25: Новгородская губерния. – СПб., 1903.
  22. Юбилейный справочник журнала «Плодоводство» за истекшее 25-летие. 1890–1914 / Сост. В.Э. Эндер. – Пг., 1914. – С. 73–74.

Телефоны:
Санкт-Петербург
+7 (921) 442-69-72
Старая Русса
+7 (81652) 327-90