Сады Старой Руссы
Саженцы Садоводство Ярмарки Старая Русса
Главная » Каталог

Каталог саженцев и посадочного материала «Садов Старой Руссы»

Бортничество в древней руси


Бортевое пчеловодство — Википедия

Борть, устроенная в дупле дерева. Природный парк «Оленьи Ручьи», Свердловская область, 2005 г.

Бортево́е пчеловодство, бо́ртничество (от слова «борть» — дупло дерева) — старейшая форма пчеловодства, при которой пчёлы живут в дуплах деревьев. Дупла могли быть естественными или по нескольку дупел выдалбливали в толстых деревьях на высоте от 4 до 15 м. Дупла могут также выдалбливаться в колодах, которые затем вешаются на стволах деревьев. Внутри дупел для укрепления сот создавались т. н. кресты, или снозы. Для отбора мёда использовались узкие длинные отверстия — должеи. Люди, занимающиеся бортничеством, именуются бортниками, или бортевиками[1].

Бортничество было известно на Руси до XVII века и являлось тогда одной из важных отраслей её хозяйства. Особое развитие оно получило в лесах Приднепровья, Десны, Оки, Воронежа, Сосны и других рек, пограничных со степью[2]. Мёд и воск наряду с мехами служили главным предметом экспорта из Руси. В XI веке в Правде Ярослава говорилось: «А от двоих пчел на 12 лет приплода роев и старыми пчелами 200 и 50 и 6 роев…»[3]. Итальянский учёный Паоло Джовио в XVI веке пересказывает со слов российского посла Дмитрия Герасимова историю, похожую на байку, о том, как «один крестьянин из соседственного с ним селения, опустившись в дупло огромного дерева, увяз в меду по самое горло»[4].

По мере освобождения площадей от леса и развития земледелия бортевое пчеловодство постепенно вытеснилось пасечным пчеловодством. После изобретения и развития рамочных ульев, бортевое пчеловодство не в состоянии конкурировать с пасечным из-за трудоемкости изготовления бортьев и меньшей продуктивности. Так уже в начале XVI века леса вокруг Москвы были основательно вырублены, и Сигизмунд Герберштейн заметил, что «в московской области не найти мёду»[5].

В наше время бортевые деревья с дикими среднерусскими лесными пчёлами сохранились лишь в Бурзянском заповеднике Башкортостана (ныне — заповедник Шульган-Таш). Развитию бортничества в Башкирии способствовали особые природные условия — обилие липовых и кленовых лесов, источника массовых медосборов. К тому же местное население занималось в основном кочевым скотоводством, охотой и сбором мёда, долгое время оставляя леса нетронутыми. Массовая распашка земель и сведение лесов в Башкирии начались лишь во второй половине XIX века. Нетронутые леса сохранились в глухих и почти бездорожных отрогах Уральских гор. Именно здесь в 1958 году природная зона обитания тёмной лесной пчелы была объявлена заповедной[2].

Вот как российский журналист Василий Песков, непосредственно познакомившийся с этим древним промыслом, описывал процесс подготовки борти:

Сосна должна быть достаточно толстой (около метра диаметром)… Долбится борть на высоте от шести до двенадцати метров. Сначала бортник вырезает в дереве неширокую щель и потом уже специальными инструментами выбирает дупло высотою около метра, довольно просторное, но не грозящее дереву переломом. Внутренность борти тщательно зачищается … Леток для пчелы прорубается сбоку, а щель закрывают деревянной заслонкой… После этого борть оставляют сушиться. И только через два года её можно готовить к заселению пчёлами[2].

Бортевая тёмная лесная пчела Apis mellifera mellifera[править | править код]

Эволюция[править | править код]

Тёмная лесная пчела Apis mellifera mellifera — уникальный подвид медоносной пчелы Apis mellifera, эволюционно приспособленный к жизни в условиях континентального климата Северной Евразии с длительными холодными зимами. На современном этапе развития пчеловодства пчелы этого подвида сохранились лишь в немногочисленных изолятах в виде небольших островков в Евразии. Самые многочисленные массивы темной лесной пчелы в Евразии имеются в России: около 300000 слабо затронутых стихийной гибридизацией семей в Республике Башкортостан на Южном Урале, около 200000 семей в Пермском крае на Среднем Урале[6][7] (Ильясов и др., 2006) и около 250000 семей в Республике Татарстан в Поволжье[8]. Есть сведения о сохранении значительных массивов темной лесной пчелы в Республике Удмуртия, Кировской области и Алтайском крае[9][10][11] (Ильясов и др., 2007a, Брандорф и др., 2012). Примерно 99 % семей тёмной лесной пчелы на Южном Урале содержится в рамочных ульях и около 1 % обитает в лесах в естественных и искусственных (бортях и колодах) дуплах в стволах деревьев, преимущественно в Бурзянском районе Республики Башкортостан. Эволюция тёмной лесной пчелы здесь проходила совместно с липой сердцевидной Tilia cordata, поэтому их основной уникальный медосбор формируется во время цветения липы[12].

Генофонд[править | править код]

Сотрудники лаборатории биохимии адаптивности насекомых Института биохимии и генетики Уфимского научного центра РАН уже около 20 лет занимаются мониторингом генофонда популяций башкирской пчелы и бурзянской бортевой пчелы на основе полиморфизма локуса COI-COII мтДНК и 9 микросателлитных локусов ap243, 4a110, a24, a8, a43,a113, a88, ap049, a28 яДНК. Многолетние генетические исследования подтверждают сохранение чистоты генофонда бурзянской бортевой пчелы до настоящего времени и её принадлежность к подвиду A. m. mellifera[13][14][15] (Ильясов и др., 2007b). Бурзянская бортевая пчела A. m. mellifera представляет большой интерес для пчеловодов и учёных всего мира, так как по ней можно сделать реконструкцию естественной истории пчел. В 2011 году на основании заявки НИИ пчеловодства и государственного заповедника «Шульган-Таш» пчелы этой популяции выделены как селекционное достижение в отдельный породный тип «Бурзянская бортевая пчела», который успешно прошёл экспертизу в Государственной комиссии Российской Федерации по испытанию и охране селекционных достижений и внесён (патент № 5956 от 14.06.2011 г.) в государственный реестр[12].

История[править | править код]

Бортничество на Южном Урале, судя по артефактам, обнаруженным в могильнике бахмутинской культуры вблизи г. Бирска, зародилось не позднее 5-6 веков нашей эры в среде местных финно-угорских племен. Позднее его переняли предки башкир, ассимилировавшие и вытеснившие отсюда бахмутинцев. Этот промысел не мог возникнуть без инструментов из железа. Он представлял собой систему накапливаемых многими поколениями бортников навыков по устройству искусственных дупел в стоящих на корню крупных растущих и сухостойных деревьях и привлечению в них пчелиных семей с целью получения бортевого меда[16]. Башкирское бортничество достигло расцвета в 18 веке, оно развивалось дольше, чем в Германии, Польше, Литве, Белоруссии и центральных регионах России, отличается более совершенным, удобным и надёжным набором инструментов и приспособлений. Имея особенные права вотчинного землевладения, башкиры могли не выполнять требования нормативных документов Лесной службы России, в 1882 году запретивших бортничество в казённых лесах, как источник лесных пожаров. По мере сведения лесов и разрушения культурных традиций пришлым населением в 19 веке башкирские бортевики освоили колодное пчеловодство. Колоды — такие же искусственные дупла, но только в обрубках древесных стволов, которые могли устанавливаться как на подставках на земле, так и подвешиваться высоко на деревьях[17]. Деревья с бортями и колодами у башкир считались собственностью и отмечались тамгами — отличительными знаками родовой принадлежности. Каждый пчеловод хорошо знал свой знак и не посягал на собственность других. Борти традиционно переходили по наследству от отца к детям. Тамги родных братьев в целом были похожи друг на друга и отличались присоединением к основному знаку семьи новых элементов, младший сын наследовал тамгу отца без дополнений[18]. Во второй половине 20 века у башкирских пчеловодов появились первые разборные ульи, которые дали начало современному пчеловодству. Несмотря на большую трудоемкость и невысокую продуктивность, бортевое пчеловодство в отдалённых местах Южного Урала при этом сохранялось. Обслуживание бортевых пчел требует работы на высоте до 16 метров, а сами борти порою располагаются вдали от населённых пунктов, и пчеловоду часто приходится преодолевать на лошади расстояние до 40—50 км в день[18].

Особенности бортевого пчеловодства[править | править код]

Инструменты, используемые башкирскими бортевиками в основном кустарного производства, и сходны с аналогичными инструментами из других стран. Уникальными инструментами башкирских бортевых пчеловодов являются «кирам» — плетёный кожаный ремень длиной до 5 м для влезания на дерево, и «лянге» — небольшая переносная платформа — подставка для ног, закрепляемая на стволе верёвкой[17]. В прошлые века, когда в лесах хватало «дичков» — семей пчел в естественных дуплах, башкиры, как и их коллеги по промыслу из иных мест, осенью забирали весь мед из бортей, а пчелы, оставшиеся без запасов, погибали. Весной пчеловоды производили осмотр, чистку и подготавливали борти к новому заселению. Дикие рои заселяли часть оснащённых искусственных дупел, отстраивали соты и начинали собирать мед. Подобная роебойная система бортничества сохранялась до 19-го века, а местами — до 50-х годов прошлого столетия. Преимуществами такой системы было то, что соты обновлялись каждый год, дупла меньше гнили, а пчелы реже болели, размеры их тела не уменьшались, не происходило инбридинга и вырождения. Когда численность «дичков» повсеместно резко сократилась, пчеловоды были вынуждены бережнее относиться к бортевым пчелам и оставлять лучшим из них достаточное для зимовки количество меда, в результате чего пчелиные семьи получили возможность длительно (до 18—25 лет!) обитать в своих жилищах[16]. При этом бортевики научились обновлять соты гнезда, но срок службы дупел сократился. Подобная более совершенная технология именуется бортевым пчеловодством, а представителей усовершенствованного промысла называют бортевиками. Бортевые пчелы имеют много естественных врагов, которые ослабляют семьи и приводят их к гибели, таких как бурый медведь Ursus arctos, куница лесная Martes martes, мышь лесная Apodemus uralensis, большой пестрый дятел Dendrocopos major, золотистая щурка Merops apiaster, большая восковая моль Galleria mellonella, шершень обыкновенный Vespa crabro, рыжий лесной муравей Formica rufa, оса рыжая Dolichovespula rufa. Большой вред бурзянским пчелам наносят и современные болезни пчел, такие как варроатоз Varroa destructor, нозематоз Nosema apis, аскосфероз Ascosphaera apis, американский гнилец Paenibacillus larvae и европейский гнилец Melissococcus pluton, которые в ульях проявляются сильнее, чем в бортях[19][20]. Динамика численности бортевых пчелиных семей отличается ярко выраженной цикличностью с перепадами в 5—10 раз и средней обратной связью с солнечной активностью[16].

Биосфера[править | править код]

В настоящее время тёмные лесные пчелы, обитающие в бортях, колодах и естественных дуплах, сохранились на Южном Урале в государственном заповеднике «Шульган-Таш» площадью 22 тыс. га (создан в 1958 году), региональном природном заказнике «Алтын Солок» площадью 90 тыс. га (учреждён в 1997 году) и национальном парке «Башкирия» площадью 82 тыс. га (образован в 1986 году)[21]. В конце 2014 года в период очередной популяционной депрессии на территории заповедника, заказника и национального парка имелось более 1200 деревьев с бортями и колодами, из которых было заселено около 300 искусственных дупел. Примерно 4 тыс. пчелиных семей бурзянской популяции в этой зоне содержится на пасеках с рамочными ульями, а в естественных дуплах по данным экстраполяции учётных материалов обитает 200—400 «дичков». В 2012 году перечисленные особо охраняемые природные территории вместе с рядом иных получили статус комплексного биосферного резервата ЮНЕСКО «Башкирский Урал» общей площадью 346 тыс. га, а региональный заказник «Алтын Солок» стал реально охраняться Минэкологией Республики Башкортостан. В настоящее время с целью сохранения бурзянской бортевой пчелы и в рамках развития резервата планируется расширение территории заповедника «Шульган-Таш» в северо-западном направлении за счёт неосвоенной территории в междуречье рек Нугуш и Урюк[22][23]. Сотрудники заповедника «Шульган-Таш», заказника «Алтын Солок» и национального парка «Башкирия» совместно с местными пчеловодами постоянно проводят мероприятия по оптимизации численности и селекционную работу по повышению иммунитета, зимостойкости и продуктивности семей бурзянской бортевой пчелы, распространению опыта бортевого пчеловодства. Такая политика государственных природоохранных учреждений позволяет сохранять уникальную популяцию бортевых пчел — изолят A. m. mellifera в Евразии в условиях новых угроз стихийной гибридизации и разрушения мест обитания[23][12].

  1. ↑ Бортники // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. 1 2 3 Василий Песков. Дикий мёд. В сб. «На суше и на море», М. «Мысль», 1983. Стр. 43-50.
  3. ↑ О пчелах в Русской правде
  4. ↑ Павел Иовий. Посольство от Василия Иоанновича, Великого князя Московского, к Папе Клименту VII
  5. ↑ Сигизмунд Герберштейн. Записки о Московии
  6. Шураков А. И., Еськов Е. К., Коробов Н. В. Петухов А. В., Симанков М. К., Субботин В. А. Сохранение генофонда среднерусских пчел и основные направления развития пчеловодства в Пермской области. — Пермь: Перм. гос. пед. ун-т, 1999. — 31 с.
  7. Ильясов Р. А., Петухов А. В., Поскряков А. В., Николенко А. Г. На Урале сохранились четыре резервата пчелы среднерусской расы Apis mellifera mellifera L. // Пчеловодство. — 2006. — № 2. — С. 19.
  8. Кривцов Н. И., Гранкин Н. А. Среднерусские пчелы и их селекция. — Рыбное: ГНУ НИИП, 2004. — 140 с.
  9. Ильясов Р. А., Поскряков А. В., Колбина Л. М., Николенко А. Г. Сохранение Apis mellifera mellifera L. в Удмуртской республике // Пчеловодство. — 2007a. — № 6. — С. 13—14.
  10. Кривцов Н. И. Порода пчел для северных областей России. Материалы международной научно-практической конференции «Медовый мир — 2011». — Ярославль, 2011. — С. 25—26.
  11. Брандорф А. З., Ивойлова М. М., Ильясов Р. А., Поскряков А. В., Николенко А. Г. Популяционно-генетическая дифференциация медоносных пчел Кировской области // Пчеловодство. — 2012. — № 7. — С. 14—16.
  12. 1 2 3 Косарев М. Н. Шарипов А. Я., Юмагужин Ф. Г., Савушкина Л. Н. Сохранение генофонда и селекционная работа с бурзянской бортевой пчелой. Материалы международной научно-практической конференции «Медовый мир — 2011». — Ярославль, 2011. — С. 38—39.
  13. Саттаров В. Н. Популяционно-генетический полиморфизм башкирской медоносной пчелы Apis mellifera L. // Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. биол. наук. — Санкт-Петербург-Пушкин. 2000. — 24 с.
  14. Николенко А. Г., Поскряков А. В. Полиморфизм локуса COI-COII митохондриальной ДНК Apis mellifera L. на Южном Урале // Генетика. — 2002. — Т. 38. № 4. — С. 458—462.
  15. Ильясов Р. А., Петухов А. В., Поскряков А. В., Николенко А. Г. Локальные популяции Apis mellifera mellifera L. на Урале // Генетика. — 2007b. — Т. 43. № 6. — С. 855—858.
  16. 1 2 3 Косарев М. Н., Юмагужин Ф. Г., Нугуманов Р. Г. О динамике численности семей пчел башкирской популяции, заселяемости бортей и колодных ульев в государственном природном заповеднике «Шульган-Таш» // Использование биологически активных продуктов пчеловодства в животноводстве и в ветеринарной медицине: Сб. науч. тр. — М.: Уфа, 1999. — С. 118—121.
  17. 1 2 Косарев М. Н. Современное бортевое пчеловодство. Методическое пособие для начинающих бортевиков. — Уфа: Информреклама, 2014. — 50 с.
  18. 1 2 Юмагужин Ф. Г. История и современное состояние бурзянской бортевой пчелы. — Уфа: Гилем, 2010. — 107 с.
  19. Косарев М. Н. Бурзянские бортевые пчелы и варроатоз // Пчеловодство. — 1987. — № 9. — С. 12—13.
  20. Бакалова М. В. Симбионты медоносной пчелы в ульях заповедника «Шульган-Таш» // Пчеловодство. — 2010. — № 2. — С. 12—13.
  21. Косарев М. Н. Сохранение генофонда башкирской пчелы // Пчеловодство. 2008. — № 7. — С. 8—10.
  22. Косарев М. Н., Юмагужин Ф. Г., Сайфуллина Н. М. Расширение территории заповедника «Шульган-Таш» — путь сохранения генофонда дикой бортевой пчелы на Южном Урале // Экологические аспекты Юмагузинского водохранилища: Сб. науч. тр. — Уфа: Гилем, 2002. — С. 114—124.
  23. 1 2 Юмагужин Ф. Г. К вопросу о расширении территории заповедника «Шульган-Таш» // Вестник ОГУ — № 6. — 2009. — С. 461—463.
  • Статья о бортничестве в журнале «Наука и жизнь»
  • Ильясов Р.А., Петухов А.В., Поскряков А.В., Николенко А.Г. На Урале сохранились четыре резервата пчелы среднерусской расы Apis mellifera mellifera L. // Пчеловодство. 2006. № 2. С. 19.
  • Ильясов Р.А., Поскряков А.В., Колбина Л.М., Николенко А.Г. Сохранение Apis mellifera mellifera L. в Удмуртской республике // Пчеловодство. 2007a. № 6. С. 13–14.
  • Ильясов Р.А., Петухов А.В., Поскряков А.В., Николенко А.Г. Локальные популяции Apis mellifera mellifera L. на Урале // Генетика. 2007b. Т. 43. № 6. С. 855–858.
  • Брандорф А.З., Ивойлова М.М., Ильясов Р.А., Поскряков А.В., Николенко А.Г. Популяционно-генетическая дифференциация медоносных пчел Кировской области // Пчеловодство. 2012. № 7. С. 14–16.
  • Несладкая жизнь башкирских бортевиков | Неизвестная Россия

ru.wikipedia.org

Бортничество – древнейший промысел на Руси — Мегаобучалка

Бортничество – древнейший промысел и первоначальная форма культурного пчеловодства – основано на содержании и разведении пчел в бортях, приспособленных для этой цели специально выдолбленных искусственных дуплах в растущих деревьях, таких как сосна, липа, дуб, осина. Эта отрасль развилась из так называемого дикого пчеловодства, при котором из гнезда, случайно найденного в дупле дерева, а то и просто на земле, забирали зачастую весь мед, предварительно уничтожив огнем и дымом семью крылатых тружениц.

Позже поиск лесных пчел стал более целенаправленным и осознанным актом деятельности человека. Если раньше он довольствовался случайно найденным медом, то теперь он шел за ним в лес, как на охоту. Он уже не блуждал вслепую среди исполинских деревьев, высматривая, не кружатся ли где в их краях пчелы. Теперь достаточно было обнаружить перелетающих с цветка на цветок пчел, чтоб определить направление поиска. Кусочек сотового меда в небольшом берестяном туеске клали на землю. Пчелы, как правило, вскоре обнаруживали приманку и, перетаскивая мед в свое жилище, приводили к нему охотника. Как видим, здесь присутствуют самые настоящие элементы охоты – применение приманки и выслеживание.

Дикое пчеловодство, скорее всего, было сопутствующим занятием кочевых племен, которые долго не задерживались на одном месте. Исчерпав охотничьи и кормовые ресурсы одного района, они перебирались в другой. Естественно, что такой образ жизни не благоприятствовал ни возникновению бортничества, как сложившейся формы лесного промысла, ни проведению систематических наблюдений, без которых невозможно никакое обобщение.

Тем не менее накапливался какой-то опыт, и однажды человек понял, что если не разорять пчел, да к тому же не забирать у них весь мед, он сможет с гораздо меньшими затратами времени и труда получать мед из одного дупла в течении нескольких лет. Это открытие и стало точкой отсчета истории бортничества и началом превращения охотника за медом в сознательного пчеловодства – бортника.



Окончательный переход к классическому бортничеству, каким оно стало в период расцвета (X-XII вв.) осуществился в раннем железном веке (7-6 в. до н.э – 4 в. н.э).

Без железных инструментов вряд ли можно было выдолбить борть в стволе сосны, а тем более дуба. Каменный топор и тесло пригодны были лишь для приспособления естественных дупел, их расчистки, удаления древесной трухи. Предположение Н. Витвицкого, что "изобретение борти" предшествовало сохе, звучит убедительно.

Со временем выработались более совершенная техника изготовления бортей, способы приманивания пчел и приемы ухода за ними, возникли специализированные бортные орудия труда и приспособления. Известные в X веке бортные инструменты дошли до наших дней без существенных конструктивных изменений.

Многовековая практика содержания пчел позволила славянам намного раньше западным европейцам раскрыть некоторые загадки пчелиного роя и выработать ряд рациональных приемов пчеловодства.

Искусственное выведение маток было известно славянам, если даже судить только по письменным источникам, в первой половине XV века.

Бортники были пионерами освоения необжитых земель. В поисках пригодных мест для пчеловодства они всегда шли впереди земледельцев. История сохранила названия селений – Бортники, Бортницы, Добрые пчелы, Борти, Бортяки, Бортели и др.

К XVIII веку намечаются первые признаки упадка бортничества как лесного промысла, а в первой четверти XIX века оно утрачивает свое былое хозяйственное значение. На одной волоке (21,3 га), как отмечает посетивший в это время Полесье Н. Витвицкий, "было несколько бортей с пчелами, а пустых около пятидесяти". В беседах с бортниками он установил, что в 1775 году они были действующими.

Одной из основных причин резкого упадка бортничества явилось все возрастающее антропогенное воздействие на природу. Особенно отрицательное влияние оказывало хищническое истребление лесов. Лес для земледельцев, особенно крупных феодалов, был одним из ощутимых источников дохода.

Не считаясь ни с чем, кроме своих личных интересов, они распродавали его буквально на корню. Лучшие сорта леса в виде строительных, корабельных и бондарных материалов вывозили почти во все страны Западной Европы.

Кроме того, в XVIII веке получили распространение лесохимические промыслы: производство поташа, гонка дегтя, заготовка смолы – живицы, древесного угля, скипидара и т.д. Лесные массивы катастрофически сокращались, вырубки зарастали породами деревьев – осиной, березой, кустарниками.

Чтобы представить во что обходились лесные промыслы, рассмотрим только производство поташа. Для нормального функционирования одной только поташной буды необходимо использовать древесину с 82 га леса. Буда – лесное предприятие для переработки древесины: "в пущах наших буды раздати робити на нас госпадаря" (Документ 1527 года).

В Белоруссии почти три столетия работало более двух сотен поташных буд. Представьте, сколько уничтожено леса, если в течении этого срока одна только буда "переваривала" его с площади 24 600 га.

Строительство жилищных дорог также сопровождалось довольно интенсивной вырубкой леса.

Последний удар по бортничеству нанес импорт так называемых колониальных товаров – сахара, вина, водки, подорвавших монопольное положение меда как естественной сладости и сырья для изготовления хмельных напитков.

Вследствие появления керосина снизилось значение воска, как распространенного средства освещения. Производить мед стало менее выгодно, потому что на него упали цены. Они были настолько низки, что не оправдывали труд и затраты по уходу и содержанию пчел.

Кризис бортничества охватил всю территорию расселения восточных славян. Так, воевода Белгородский доносил царю Алексию Михайловичу: "сильно пострадали…пчелы, находившиеся в тех бортных угодьях, а мед вздорожал". Незамедлительно последовал указ, категорически запрещавший воеводам отводить пригодные для бортничества участки леса для ограничения будных станов. Невзирая на чины и званья, он кратко и довольно убедительно показал будущее воевод – ослушников: "быть им за то в опале и в жестоком наказании и вечном разорении". По современным нормам уголовного права это означало увольнение с работы, осуждение на длительный срок с конфискацией имущества.

Однако кризисные явления бортничества охватили все новые районы страны. Они исподволь поглощали исстари процветающие бортные земли и угодья мордвинов, черемисов, вотеков – с горечью отличают в 1685 году актовые материалы.

В Западной Европе этот процесс начался намного раньше. В Германии, например, уже в первой половине XVII века бортничество "совсем утеряло свое былое значение". Как видим, тенденции упадка бортного пчеловодства имели общеевропейский характер и были обусловлены одними и тем же причинами: изменение экологической ситуации в результате возникновения и развития новых отраслей производства, основанных на интенсивной эксплуатации леса и продуктов переработки древесины.

Для оживления отечественного пчеловодства в XVIII веке была предпринята попытка использовать опыт лучших заграничных пчеловодов. В 1771 году "для науки до содержания пчел касающейся" в Германию за счет казны был направлен учащийся Смоленской духовной семинарии Афанасий Каверзиев. Стажировку он проходил у известного в то время пчеловода пастора Шираха. Каких – либо сдвигов в пчеловодстве по его возвращении не наблюдалось. Автор известной работы "Летопись русского пчеловодства за тысячу лет" В.В. Попов скептически оценил результаты командировки. Единственная, по его мнению, польза поездки состояла в том, что Каверзиев в 1775 году перевел на русский язык книгу Шираха о его методе содержания пчел.

Следующей попыткой вернуть жизнь в угасающее пчеловодство следует считать отмену Екатериной II налогов со всех, кто содержал пчел. В манифесте от 14 марта 1775 года говорилось: "Отрешаем… где есть сбор с бортевого и пчелиного угодья, и повеливаем впредь онаго не собирать и не платить".

Однако никто не мог остановить медленного, но неуклонного процесса заката былой бортной славы. Некогда основной экспортер воска, Россия смогла в 1835 г. вывезти его за границу лишь столько, сколько в XVI веке отправляла через одну Полоцкую восковую комору.

Ознакомившись с данными обозрениями внешней торговли, страстный поклонник отечественного пчеловодства Н. Витвицкий с горечью заметил: "Беда да и только!" Вскоре, чтобы удовлетворить все потребности страны в воске, пришлось завозить его из-за границы.

4. Благородная древнейшая профессия

Бортные деревья, как молчаливые памятники древнего благородного промысла, которым занимались более тысячи лет наши деды, прадеды "пращуры, еще и сегодня можно встретить в лесах…"

В пчеловодческой литературе время от времени проскальзывают сообщения, трактующие бортничество как примитивное занятие, которым будто бы без всякой подготовки мог заниматься каждый. Стоило, мол, только выдолбить борть, поймать и осадить в ней рой и все пойдет само собой: приходи осенью и загребай мед лопатой. А некоторые отождествляют понятия "бортное пчеловодство" и "примитивное пчеловодство".

Забвение принципа историзма всегда ведет к неправильным оценкам и выводам. Как-то получается, что в отношении к прошлому нам всем свойственна одна общая черта: воспринимать прошедшее, как нечто более примитивное, чем оно было в действительности.

Труд бортника не был простым, он требовал разнообразных знаний, практических навыков, наблюдательности, большой сноровки, ловкости, выносливости и недюжинной физической силы. Ведь не зря наши предки называли бортников белками.

Работа бортников была сопряжена с опасностью – малейшая неосторожность, досадная случайность оканчивалась увечьем, а то и смертью: "Яко отец мой и брат древолазцы суть, в лесах мед емлют от древня… Аше кто урвется – сей живота гознет".

Да и мало ли что могло приключиться с человеком в дремучем лесу.

Историк С.М. Соловьев в своем труде "История России с древнейших времен", ссылаясь на описание иностранцами природных условий в Московском государстве во времена правления Василия III, пишет:

"Сосны в лесах московских величины невероятной, дуб и клен гораздо лучше, чем в Западной Европе, пчелы кладут мед на деревьях без всякого присмотра. Рассказывали, как один крестьянин, опустившись в дупло огромного дерева, увяз в меду по самое горло. Тщетно ожидал помощи в продолжение двух дней, питался только одним медом и, наконец, выведен был из этого отчаянного положения медведем, который спустился задними лапами в то же дупло: крестьянин ухватился за него руками и закричал так громко, что испуганный зверь выскочил из дупла и вытащил его вместе с собою".

Характеризуя бортевое пчеловодство Н. Витвицкий писал: "Я не однажды сравнивал мед и воск в один год полученный из десяти ульев и десяти бортей и всякий раз перевес оказывался на стороне последних". К числу положительных сторон бортничества Н. Витвицкий относил большое соответствие борти естественным условием обитания пчелиной семьи. Высотное расположение пчелиного гнезда обеспечивало пчел более сухим воздухом, чем внизу, в борти устойчивый температурный режим, лесные пчелы менее предрасположены к различным заболеваниям.

Роевая матка лесных пчел по многим показателям превосходит искусственную, выводимую пчеловодами для замены старых маток и формирования отводков. Уход и содержание боровок не требовали значительных затрат труда и времени при наличии готовых бортей.

По данным современных научных наблюдений бортные пчелы начинают работать раньше, чем те, что находятся на земле. У лесных пчел рабочий день длиннее на 1 час 30 мин, чем у "домашних". Они вылетают из улья при более низкой температуре и даже во время дождя.

Профессию бортника обычно исподволь осваивали с детства, секреты постигали у отца или деда, постепенно, день изо дня помогая старшим. Наиболее важные тайны, в том числе различные колдовские деяния и заговоры, которыми словно паутиной, было опутано бортничество, передавали сыновьям и внукам перед смертью.

 

 

ЖИЗНЬ ПЧЁЛ

 

1. О пчелах.

Пчелы — общественные насекомые. Они живут большими семьями. В каждом улье обитает одна пчелиная семья: одна матка, несколько сотен трутней (пчел-самцов) и несколько десятков тысяч рабочих пчел.

Пчелиная матка почти в два раза длиннее и в три раза тяжелее пчелы-труженицы. Биологическая функция пчелиной матки — воспроизведение потомства; она ежедневно откладывает в сотовые ячейки 1000-2000 оплодотворенных яиц и более. Из этих яиц, в зависимости от состава корма и величины восковой ячейки, развиваются пчелы-труженицы или пчелиные матки. Кроме того, матка откладывает неоплодотворенные яйца, из которых развиваются только трутни.

При некоторых условиях (гибель пчелиной матки и отсутствие личинок, из которых пчелы могли бы вывести новую матку, избыток кормилиц и недостаток личинок) пчелы-труженицы откладывают в сотовые ячейки яйца, из которых развиваются трутни. Такие пчелы называются трутовками. Одна пчела-труженица за свою жизнь способна отложить примерно 28 яиц. Лишившись матки, многотысячная пчелиная семья приходит в беспокойство, пчелы гудят и встревоженно бегают по всему улью. Долго жить без пчелиной матки пчелы не могут, они выбирают одно или несколько яиц трех-четырехдневной кладки и начинают выводить новую матку. Личинку, вышедшую из яйца, кормят особым молочком. Она развивается в восковом желудеобразном маточнике. Через 16 дней выводится пчелиная матка. Семья пчел, в которой нет матки, обречена на гибель, так как в этом случае в улье все время будет увеличиваться только число трутней.

У матки есть жало, которое служит яйцекладом и органом защиты. Человека она никогда не жалит. Даже в тех случаях, когда он причиняет ей сильную боль (например, когда пчеловод отрезает у нее крылья), она не делает попытки показать свое жало. Но при встрече с маткой-соперницей она с яростью пускает его в ход. Пчелиная матка живет 5-6 лет, но её плодовитость с возрастом уменьшается; поэтому на пасеке её меняют через два летних сезона.

Единственное назначение трутня — оплодотворение пчелиной матки. Они не работают, а только летают на проигру в хорошую погоду, среди дня. На лету они гоняются за молодыми матками и спариваются с ними. У трутня очень хорошо развито зрение, что имеет важное значение во время брачного полета, когда он должен следовать за быстро летящей пчелиной маткой.

На развитие трутня из яйца требуется в среднем 24 дня. Половые органы трутня очень хорошо развиты. Созревание сперматозоидов происходит у трутня через 8-14 дней после выхода его из ячейки; в семенниках образуется от 10 до 200 млн. сперматозоидов.

Трутень лишен «корзинок» на ногах для сбора цветочной пыльцы, а ротовые органы его не приспособлены к сбору нектара с цветов. Как и пчелиная матка, он не может сам добывать себе пищу и находится на полном иждивении пчел-тружениц. Весной и летом трутни питаются медом, приготовленным пчелами. Живут они около 3 месяцев. Осенью трутней изгоняют из улья и они погибают от холода и голода.

Пчела-труженица всю свою недолгую жизнь (30-35) дней проводит в неутомимой работе. Молодые пчелы уже с трех-четырехдневного возраста выполняют ответственную обязанность — кормят личинок. За 6 дней кормления своих будущих сестер они посещают каждую личинку около 8000 раз. Очень заботливо пчелы-труженицы ухаживают за пчелиной маткой, которая после брачного полета не вылетает из улья. Они умывают её, расчесывают волоски, выносят из улья ее испражнения, кормят ее высококалорийным и высокопитательным молочком.

Пчелы-труженицы отправляются в разведку на поиски источников нектара, цветочной пыльцы и воды. Они собирают цветочную пыльцу, смачивают ее слюной, смешанной с нектаром, и складывают в специальные углубления на задних, называемые корзинками. Две обножки цветочной пыльцы, т.е. две наполненные этим ценным грузом корзинки, весят в среднем 20 мг и содержат около 4 млн. пыльцевых зернышек. Принесенную в улей цветочную пыльцу пчелы укладывают в сотовые ячейки. Залитая медом пыльца превращается в пергу — пчелиный хлеб. Наблюдения показали, что летом во время интенсивной работы в среднем 58% пчел-работниц заняты собиранием нектара, 25% - сбором цветочной пыльцы, а 17% весьма успешно справляются со сбором нектара и пыльцы одновременно.

Пчелы-труженицы выделяют воск и строят из него соты — шестигранные ячейки, которые служат очень удобными закромами для меда, складскими помещениями для перги и уютными колыбельками для пчелиного потомства. Выделение воска зависит от строения и функции клеток восковых желез, а также от потребления пчелами перги и меда. Пчелы строят соты только в семьях с матками. Пчелиная семья за летний сезон выделяет два-три килограмма воска и больше. Самое изумительное в жизни пчел — это строительство сотов.

Пчелы-труженицы соблюдают в улье идеальную чистоту. Они очень искусно замазывают щели и полируют стены своего жилища прополисом — пчелиным клеем. Если в улей попадает мышь, захотевшая полакомиться медом, пчелы-труженицы тотчас же убивают ее своим ядом и, чтобы избавиться от пагубных последствий разложения, быстро замуровывают её в воздухонепроницаемый прополисный склеп.

Воздух в улье всегда чист и свеж; пчелы-труженицы не только вентилируют свое жилище, но и поддерживают в нем оптимальную температуру. В жаркий летний день можно увидеть стройные ряды стоящих у летка пчел, обращенных головами в одну сторону и энергично машущих крыльями. Это пчелы-вентиляторы, которые, взмахивая крыльями, сильной струей гонят охлажденный воздух в улей. Внутри улья такую же работу выполняют другие пчелы. При понижении температуры наружного воздуха пчелы плотнее собираются на рамках, уменьшая при этом теплоотдачу.

Пчелы-труженицы охраняют леток и при первой тревоге вступают в бой.

 

 

2. Роение

Как уже было отмечено выше, единственный смысл существования трутней - это осеменение матки. И это очень важно, ибо лишь оплодотворенная матка в состоянии благополучно царствовать в пчелиной семье.

Представитель «сильного пола» требуется матке только один раз, во время ее первого вылета из гнезда. Именно где-то там, на сокровенных путах брачного полета, молодая царевна должна повстречать одного из трутней, с тем, чтобы уже в сане царицы - матери благополучно вступить на престол в родном гнезде. Правда, для столь ответственного события матке требуется всего несколько трутней. Выращиваются же они в гнезде сотнями. Здесь пчелы, как и во всем, что касается будущего, предпочитают запас и перестраховку. Дело в том, что зачастую, вылетев на поиски царицы, трутни не могут найти дорогу обратно, и в лучшем случае попадают в чужую семью, где их радостно принимают, пока не закончилась пора роения, а в худшем случае - бесславно гибнут. Трутни, в отличие от рабочих пчел развиваются из не оплодотворенных яиц. Поэтому печальный удел девственной или наоборот очень старой царицы заполнить ими все гнездо, что равнозначно гибели семьи.

Разумеется, не для себя совершает власть предержащая матка трутневый засев. Ее вот уже год как продолжающееся царствование говорит само за себя. А вот там, наверху сота через 11-12 дней начинается закладка маточников, где в больших запечатанных похожих на желудь колыбелях до поры до времени будут находиться ее непосредственные преемницы - молодые царевны. Это им только еще предстоит совершить брачный полет и будет все сложится удачно, взять бразды правления своих семей.

Погода выдалась теплой, майские холода скоротечными, а кленового меда с избытком. Поэтому количество маточников, заложенных пчелами было довольно велико - 14. Никто не смог бы объяснить столь жизнерадостной расточительности. Конечно, дикие бурзянские пчелы известные своей высокой ройливостью, отпускают порой по 5-7 роев, во главе каждого из которых стоит царская дочь. Но не более того! Столь же избыточное количество дочерей, рожденных в упоении весеннего достатка, в дальнейшем неминуемо подразумевает жестокое сестроубийство. Дело в том, что последовательно вылупляющиеся молодые царевны будут слетать с роями до тех пор, покуда хватит силы семьи, когда же семья почувствует что сходит на нет, роевая пора закончится, а очередная матка (самая младшая из вылупившихся) заступит на царство в родном гнезде. При этом все претендентки на престол, (а это ее младшие сестры) - обречены, ибо матка правит единолично и не терпит себе подобных.

Прежде всего, к началу роения, должна существенно возрасти численность семьи. Ведь именно количество рабочих пчел определяет ее силу. Размеры дупла и сот, ранний облет и фанатичная плодовитость матки (за день она откладывала порядка 1500 яиц общим количеством равных ее весу) вкупе с запасами кленового меда и пыльцы, расходуемых на питание полчищ новых и новых личинок - все предвещало мощное роение. А тем временем, наверху, в самой теплой части гнезда растущие матки неумолимо приближали решающий миг.

Для того чтобы превратиться из яйца во взрослую пчелу, матке требуется на пять дней меньше, чем рабочим пчелам. Уход за царской личинкой так же отличен. Разовьется ли из яйца рабочая пчела или матка, зависит от пчел-кормилиц. Помимо того, что себе подобных они выращивают в более скромных ячейках, питание будущей матки состоит исключительно из маточного молочка, которое рядовая личинка получает лишь на первых порах. Но этого мало! Молочко, на котором растут царевны, имеет иной состав. Биологически активных веществ в нем примерно в 10 раз больше, чем в молочке, которое получают личинки рабочих пчел!

Обычно старая матка стремиться покинуть дупло дней за шесть до вылупления первой из своих дочерей, ибо две царицы не могут существовать в гнезде не под каким видом, даже если это мать и дочь. В противном случае раздор в царской семье неминуем. Однако, вылет первого роя может задержаться, скажем, из-за неблагоприятной погоды. В этом случае молодые царицы остерегаются покидать надежные стены своей ячейки и лишь высовывают хоботки через маленькие отверстия в восковых крышечках, получая, таким образом, корм от рабочих пчел, да время от времени напоминают о себе звуками, похожими; на приглушенное «ква-ква». «Тю-тю» - отвечает разгуливающая по сотам матка, упреждая преждевременный выход своих дочерей. Царский дуэт, знаменующий пору роения, настолько громок, что его можно услышать, даже находясь снаружи пчелиной обители. Рабочие пчелы же, самым тщательным образом контролируют ситуацию. Поэтому, по мере того как наиболее созревшие царицы утончают изнутри восковую крышечку, работницы утолщают ее извне новыми слоями воска.

Пик кладки яиц, приходящийся на финал кленового медосбора в конце мая, дает, соответственно, через три недели пик рождаемости. Поэтому в начале июня количество молодых, только что родившихся пчел в семье значительно превысило число расплода. Взятка тоже еще нет. И молодые, не летающие пчелы, в массе своей оказались без работы, своим все возрастающим количеством ставя под угрозу вместительность дупла - самое время роиться!

«Но настоящий сигнал еще не дан. В гнезде происходит невообразимое смятение и беспорядок... В обыкновенное время пчелы, вернувшись в дупло, забывают, что у них есть крылья, и каждая держится почти неподвижно, но не бездеятельно, на сотах, на том месте, которое ей предназначено по роду ее работы. Теперь, обезумевшие, они движутся сомкнутыми кругами сверху донизу вертикальных стенок, как волнующееся тесто, движимое невидимой рукой. Внутренняя температура гнезда быстро повышается, иногда до такой степени, что воск построек размягчается и деформируется. Царица, которая обыкновенно никогда не покидает центральных сот, бегает взволнованная, задыхающаяся по поверхности разгоряченной, все время движущейся толпы....

Правда, некоторое число работниц мирно, как будто ничего не должно произойти, отправляются в луга, возвращаются оттуда, чистят гнездо, подымаются в комнаты, где выводятся яйца, не поддаваясь общему опьянению. Это те, которые не будут сопровождать царицу, а останутся в старом жилище, чтобы его охранять, беречь и кормить оставляемых здесь девять или десять тысяч яиц, восемнадцать тысяч личинок, тридцать шесть тысяч куколок и семь или восемь принцесс... Они остаются верными своим обязанностям спокойно и непреклонно» - пишет М. Метерлинк.

Но вот незримый сигнал к отлету дан и все опьяненное ликованием скопище пчел бросается к медовым сотам, чтобы перед дальней дорогой наполнить свои медовые зобики. Нагрузившиеся драгоценными припасами пчелы устремляются к летку, вырываясь наружу одновременным внезапным и безумным напором. В эти мгновения старый куш-елга-башский дуб, словно бьет напряженной, вибрирующей и непрерывной струей, которая сначала падает отвесно вниз к земле. Но, пролетев три-четыре метра, как бы спохватившись, устремляется вверх, где над лесом уже кружится густой пчелиный «буран».

Обычно вылет роев начинается где-то за час до полудня и продолжается до трех-четырех часов дня. И лишь в дни, которым предшествовала длительная ненастная погода, пчелы вылетают с утра, сразу после исчезновения тумана.

«Пчеляки, в других местах живущие, бдят непрестанно, дабы сохранить отроившиеся рои, и при том приготовить им удобное жилище близ домов своих. Но пчеляки, живущие внутрь Башкирии, имеют в таком случае отменный способ: ибо от них зависит только то, чтобы весною и осенью заготовить в пространных лесах своих довольное число стоячих деревьев, называемых бортями, где делают они жилище пчелам так, как у обыкновенного улья. Молодые пчелы, вышедшие из прежнего дому своего, летают по лесам, а потом сами входят в лучшие из приготовленных бортей, где и остаются на вечное жилище» - писали путешественники позапрошлого века.

3. Отстройка сот пчелами

Обычно строительными работами в семье, занимаются молодые пчелы с 10-го по 20-й день своей жизни. В это время восковые железы, расположенные в глубине кожных складок между члениками брюшка, достигают вершины своего развития. Воск, по своему составу напоминающий жир, выделяется в виде маленьких тонких чешуек. Пчелы снимают их лапками, мнут жвалами - специальным приспособлением, расположенным возле рта, затем скатывают в комочек и участок за участком строят из этих комочков соты. Известно так же, что пчелы моложе 20-ти дней от роду дупло не покидают. Нектар же и пыльцу приносят в семью более взрослые пчелы, у которых восковые железы практически дегенерировали. Даже если, поддавшись всеобщему воодушевлению, с роем и вылетят несколько строительниц, число их будет явно недостаточно для постройки нового гнезда. Между тем, рои-перваки, обладая повышенной рабочей энергией, застраивают дупло за 5-7 дней и способны выделить при этом более килограмма воска. Происходит так потому, что не физическое состояние пчел, но потребности семьи оказываются решающим условием, побуждая пчел-новоселов вспомнить молодость.

Пчелиные гнезда отстраиваются сверху вниз и имеют вид длинных белоснежных языков (в количестве от 7-ми до 12-ти), состоящих из множества сотов. Если оснастку борти производил опытный бортник, пчелы руководствуются направлением, задаваемым кусочками суши и выстраивают соты от них. Но, если предлагаемый проект им не по нраву, пчелы категорично сбрасывают заготовки на дно борти и строят по своему усмотрению. В год заселения пчелы обычно отстраивают гнездо на одну треть борти (сантиметров 25 - 30 по высоте). Затем, постройка удлиняется до 50 - 60 см, так что дна борти соты достигают на третий год.

Каждое дупло пчелы застраивают по индивидуальному проекту, самым тщательным образом учитывая особенности вентиляции и сохранения тепла, принимая в расчет и многочисленные полости будущего гнезда, служащие для прохода в местах присоединения сотов к стенкам и крестовинам. В естественных же дуплах соты выстроены, как правило, на смешанный занос - где поперек лотков, где наискось, где прямые, где волнистые.

В сильных семьях пчелы часто изменяют толщину одного и того же сота в зависимости от своих потребностей. Мешающий им сот они могут временно убрать, а потом вновь восстановить. Так, медовые соты иногда утолщаются до 35-40 и даже 45 миллиметров. Пространство для них освобождается за счет сгрызания соседних сотов. Когда же мед израсходован, пчелы вновь утончают эти восковые глыбы до нормальной толщины, а в освободившееся пространство могут встроить обычный сот и выращивать в нем расплод или складывать пергу. Обычно такие метаморфозы претерпевают самые нижние соты, в которых до начала главного медосбора выращивается трутневый расплод. Именно эта часть сотов - «доля бортника», их он аккуратно выламывает в конце лета специальной деревянной лопаточкой. Мед, который оставлен пчелами на зиму, располагается у потолка борти в сотах толщиной 35-37 мм. Посередине находятся обычные соты - 25-27 мм толщиной, в которых пчелы выращивают расплод. Таким образом, с наступлением главного взятка пчелы, прежде всего, складывают мед в верхней части борти, концентрируя там доброкачественный зимний запас, а потом уже удлиняют все свободные от расплода ячейки и так же используют их под мед.

Возраст пчелиного гнезда непосредственно зависит от объема жилища. Чем дупло больше, тем дольше пчелы могут жить в нем без обновления сотов. В естественных больших дуплах, где есть возможность опускать гнездо все ниже и ниже, семья может жить больше 10 лет. Соты в таких гнездах напоминают хрупкий темно-коричневый пергамент, а ячейки из шестигранных становятся круглыми. Рано или поздно такие условия приводят к сокращению выращивания расплода, уменьшается сила семьи, а сами пчелы мельчают. Тогда, путем многократной райки пчелы расселяются по новым жилищам, а старое гнездо с запасами, накопленными за много лет, остается покинутым медовым кладом.

4. Зимовка пчел в бортях.

В течение всего периода зимнего покоя в центре клуба пчел имеется небольшое пространство с температурой около 300. Эта область называется температурным центром клуба. В начале зимовки она невелика, в одной улочке, а во второй половине зимовки, с началом червления матки, область температурного центра увеличивается, и температура в нем повышается до +340С.

Единой температуры пчелиного клуба в борти так же, как и в рамочном улье, не существует. Точки с одинаковыми температурами образуют изотермы, которые располагаются концентрически, с постепенным понижением температуры к наружной границе клуба. Основная масса клуба пчел, окружающая температурный центр, имеет температуру до появления расплода в пределах до 220, а при наличии расплода – до 270, к периферии температура понижается до 8-100. Границей расположения клуба нами была принята изотерма в 80. Температура оболочки клуба колеблется от 80до 120тепла. В холодное время, особенно при отрицательных температурах, в незанятых пчелами частях гнезда она опускается до –2-40.

В центре клуба пчел, зимующих в бортях, температура колеблется в первую половину зимовки от 220до 260(реже до 290) и вторую – от 270до 320.

Температура в центре клуба пчел периодически колеблется, но не опускается до "критической" (13-140). В центре клуба колебания температуры наблюдаются всего лишь в пределах 5,60, в основной массе клуба – 6,70, в его оболочке – 8,00. Температура воздушного пространства, окружающего клуб пчел внутри борти, почти такая же, как и под открытым небом. Повышение или понижение внутрибортевой температуры, по сравнению с наружной, наступает с запаздыванием лишь на 2-3 часа. Кроме того, колебания температуры в измеряемых точках показывают, что и объем зимующего клуба в борти также все время изменяется, но очень медленно. Клуб то уплотняется, уменьшаясь в объеме, то разрыхляется и занимает большее пространство. Таким образом, идет пульсация клуба, что позволяет пчелиной семье активно сопротивляться внезапным и резким перепадам температуры наружного воздуха. Расширение клуба в борти в течение зимы идет лишь в верхней части. Благодаря этому пчелы постепенно осваивают для питания мед, расположенный над клубом пчел.

Периферийный слой пчел в борти так же, как и рамочном улье, представляет собой как бы уплотненную оболочку толщиной в 4-6 см. Эта оболочка из наружных пчел позволяет семье сохранять тепло, выработанное в центре. При резких понижениях внешней температуры, когда клуб сжимается и поверхность его уменьшается, защитная оболочка становится толще, и это уменьшает потери тепла. Кроме того, с понижением температуры воздуха в центре гнезда подключается большое количество пчел для выработки тепла, что влечет за собой большее потребление корма.

У слабых семей, зимующих в бортях, клуб более рыхлый, пчелы больше рассредоточены на сотах, чем это бывает у сильных семей, образующих плотный клуб. Это явление выглядит странно: казалось бы, слабой семье лучшей экономии тепла сжимается в особо плотный клуб, а не рассредотачиваться. Слабой семье настолько трудно поддерживать необходимое тепло, что в активный температурный центр вовлекается все больше и больше пчел. С наступлением сильных морозов почти вся семья приходит в активное состояние для выработки необходимого тепла. Поэтому под оболочкой клуб сильно разрыхляется и занимает большое пространство. Разумеется, это влечет за собой усиленное потребление меда и изнашивание пчел. Кстати, этим можно объяснить и тот факт, что зимой слабые семьи покрывают относительно больше медовых сотов, чем сильные семьи.

Все приведенные особенности биологии зимнего клуба пчел присущи и другим популяциям этого вида. Но есть основания считать, что они наиболее выражены у башкирских бортевых пчел, приспособленных к условиям суровых уральских зим. Подтверждение – при - 270С ни в одной измеряемой точке клуба семьи в борти через каждые три часа температура не оставалась без изменений. При усилении мороза, судя по изменению температуры точек, пульсация клуба усиливается, а при потеплении – стабилизируется.

Зимовка пчел в естественных дуплах, а равно и в искусственных бортях, проходит своеобразно. В рамочных ульях успех зимовки зависит от многих причин: количества и качества зимних кормовых запасов, способа сборки гнезда на зиму, температурного режима и влажности воздуха в зимовнике, вентиляции как зимовника, так и ульев, утепления гнезд и т.д. В дуплах же деревьев исход зимовки зависит всего лишь от трех факторов – наличие доброкачественного корма, вентиляции и защиты жилища от врагов. Такая разница в количестве факторов, влияющих на зимовку, зависит от того, что в естественных дуплах пчелы предоставлены самим себе, а в бортях вмешательство человека в жизнь пчел очень ограниченно. И те и другие сами устраивают гнездо к зиме.

Естественные дупла с пчелами так же, как и искусственные борти, в большинстве случаев имеют ограниченный внутренний объем, а толщина стенок жилища – от 3 до 20 см. Стенки изнутри имеют слой трухлявой (ситовой) незапрополисованной древесины. Поэтому естественные жилища пчел в дуплах деревьев, как правило, хорошо сохраняют тепло и в них всегда сухо. Иногда бывает, что в просторном естественном дупле мед постепенно накапливается годами за счет остатков неизрасходованных зимних кормовых запасов прошлых лет.

megaobuchalka.ru

Бортничество - это... Что такое Бортничество?

  • бортничество — пчеловодство, бортничанье Словарь русских синонимов. бортничество см. пчеловодство Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова …   Словарь синонимов

  • БОРТНИЧЕСТВО — (от борть дупло дерева), бортевое пчеловодство. Первоначально добывание меда диких пчел из естественных дупел, затем разведение пчел в выдолбленных дуплах …   Современная энциклопедия

  • БОРТНИЧЕСТВО — (от борть дупло дерева) бортевое пчеловодство. Первоначально добывание меда диких пчел из естественных дупел, затем разведение пчел в выдолбленных дуплах …   Большой Энциклопедический словарь

  • БОРТНИЧЕСТВО — БОРТНИЧЕСТВО, бортничества, мн. нет, ср. (с. х.). Лесное пчеловодство. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • БОРТНИЧЕСТВО — БОРТНИЧЕСТВО, а, ср. Добывание мёда лесных пчёл и их разведение, бортевое пчеловодство. | прил. бортнический, ая, ое. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • бортничество — а; ср. Лесное пчеловодство добывание мёда и воска диких пчёл из бортей; разведение пчёл в бортях (в современных условиях распространено в заповедниках Урала и Полесья). * * * бортничество (от борть  дупло дерева), бортевое пчеловодство.… …   Энциклопедический словарь

  • Бортничество —         см. Бортевое пчеловодство …   Большая советская энциклопедия

  • Бортничество — ср. 1. Добывание меда и воска диких пчел из бортей; лесное пчеловодство. 2. Разведение пчел в бортях (в заповедниках Урала и Полесья). Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • бортничество — бортничество, бортничества, бортничества, бортничеств, бортничеству, бортничествам, бортничество, бортничества, бортничеством, бортничествами, бортничестве, бортничествах (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализняку») …   Формы слов

  • бортничество — б ортничество, а …   Русский орфографический словарь

  • dic.academic.ru

    это... Лесное пчеловодство у древних славян

    За всю историю человечества самой насущной и важной проблемой была организация и добыча пищевых ресурсов. Именно поэтому люди еще в древние времена постоянно задумывались над поисками новых источников пропитания.

    Дары природы в кладовую

    Началом начал в этом плане было собирательство (бортничество – это одна из разновидностей сбора даров природы). Наши предки находили готовые плоды, чтобы потом употребить их в пищу или попытаться сохранить. Со временем они научились облагораживать некоторые растительные культуры, используя их семена для последующего разведения именно в том месте, где было удобно человеку.

    Что же касается употребления животной пищи, то люди довольствовались не только мясом. Речь идет об использовании молока, которое вырабатывают некоторые животные, а также специфических ингредиентов, полезных для человека. Мед диких лесных пчел с незапамятных времен применяется не только в пищу, но и для целительства.

    Медосбор - древнейший промысел

    Сам процесс сбора меда известен с незапамятных времен. История умалчивает о точной дате возникновения такого промысла, как лесное пчеловодство. Известно лишь, что дикие племена, жившие в 4-7 веке до нашей эры, уже пытались поставить добычу этого продукта на поток.

    Древние люди, постоянно охотясь в лесу, подметили, что очень часто пчелы используют для своих гнезд дупла в крупных деревьях. Улей в дупле с учетом того, что в лесу много крупных хищников, которые тоже не прочь полакомиться медом, располагался на довольно большой высоте. Здесь еще нужно отметить, что пчелы выбирали для своих домов глухие лесные чащи, чтобы ограничить к ним доступ местной фауны. Поэтому бортничество древних славян требовало приложения чрезвычайных усилий, чтобы доставить питательное лакомство по назначению.

    Бортничество – древнейшее занятие человека

    Как и в случае с растениями, семена и плоды которых использовались в пищу, со временем добыча меда из лесных ульев перешла в более культурную форму. Первоначально основы пчеловодства представляли собой набор природных дупел, которые просто выбирались по территориальному признаку. Впоследствии люди научились изготавливать искусственные гнезда.

    Бортничество - это ремесло по созданию руками человека дупла (оно называлось «борть») для размножения пчел. Как правило, борти создавались в живых деревьях, именно они могли предоставить пчелам прохладу летом и относительное тепло зимой, которые так любят эти создания. Нелишним будет отметить, что люди специально выбирали наиболее продуктивные с точки зрения разведения пчел лесные массивы. Именно поэтому дикие пчелы со временем охотнее заселяли искусственно созданные дупла. Что, в свою очередь, позволяло людям размещать их по своему усмотрению.

    Как устраивались ульи

    Так постепенно, учитывая природные факторы, бортничество в Древней Руси стало означать не только сбор меда, но и отчасти регулирование его количества и вкусовых качеств. Борти, как правило, устраивались в деревьях не менее 1,5-2 метров в диаметре. Именно такое растение было способно успешно выдержать вес всего сооружения.

    Много внимания уделялось и высоте расположения улья. Их старались размещать как можно выше на дереве из-за многочисленных лесных обитателей, которые были не прочь полакомиться медом. Оптимальной считалась высота не менее 6 метров, поэтому работа бортника требовала довольно хорошей физической подготовки, а в народе считалась трудным и рискованным делом.

    Временной промежуток, когда развивалось бортничество на Руси, - это 4-7 века до нашей эры. Общеизвестную и поныне форму этот промысел приобрел с появлением у человечества железного инструментария, который был нужен для успешной обработки деревьев под установку ульев.

    Интересен и тот факт, что изготовленные в 10-м веке железные приспособления для установки бортней практически не изменили свою структуру и по сей день. На основании этого можно сделать вывод, что именно в те далёкие времена было подобрано оптимальное устройство всего бортнического промысла.

    Бортник – человек образованный и закаленный

    Если говорить о нюансах, то бортничество – это довольно привилегированное и отчасти таинственное ремесло. Знания, связанные с данным промыслом, были, как правило, семейными и передавались по наследству. Медосбор требовал своеобразного единения с природой с целью ее познания. Ведь устраивали бортни только в тех лесных местах, где росли медоносные деревья. Чтобы определить такое месторасположение, древним ремесленникам нужно было обладать довольно большим спектром ботанических и биологических познаний.

    А если еще учесть, что пригодные для промысла участки порой находились в глухой чаще, то и большой отвагой, так как в те времена в лесах часто встречались хищники. В общем, бортничество на Руси - это было почитаемое занятие. Определённая закрытость и замкнутость занятых медосбором людей у простого народа вызывали восхищение и уважение. О бортниках слагались былины и сказки, в которых их называли «белками» за умение ловко лазать по деревьям. Им приписывали навыки знахарей и ведунов за использование медицинских свойств разных сортов меда.

    Приспособления и механизмы

    Нужно отметить, что бортничество – это не только сила, ловкость и наблюдательность, но и инструментарий, который со временем улучшался и модернизировался. Если в совсем уж древнюю эпоху бортниками использовались примитивные скребки и верёвки, то в процессе развития этой профессии рабочий арсенал значительно расширился. Для работы с пчелами, например, появились специальные маски, которые предохраняли лица бортников от укусов. Маски эти обычно делались из конского волоса, а секреты плетения передавались из поколения в поколение.

    Что касается непосредственно установки бортня, то тут главенствующим элементом, конечно, был специальный топорик, которым выдалбливалось «помещение» для пчел. Кроме того, активно использовались долото, наборы специальных скребков и кольцеобразные ножи.

    Для того чтобы сделать бортень, нужно было подняться на дерево. Существовало несколько способов подъема. Некоторые бортники использовали систему кожаных ремней, чаще веревок (совсем в единичных случаях - лестницы). Однако самым распространённым и эффективным способом, который знает история пчеловодства, оказалось применение специальных шипов и когтей. Они надевались на руки и на ноги. Путем зацепа за ствол дерева и постепенного подтягивания бортник достигал нужной высоты.

    Производительность

    После изготовления бортня ему давали выстояться, иногда на это уходило несколько лет. Пчелы очень не любят запах свежей древесины и неохотно заводят в таких местах гнезда. Интересным фактом является и то, что качественно сделанный борть мог прослужить очень долго. Имели место случаи, когда возраст найденных «рабочих» ульев достигал нескольких сот лет.

    Если говорить о продуктивности, то нужно отметить, что в среднем один улей давал от 30 до 50 кг меда в год. Учитывая, что один ремесленник мог обслужить несколько десятков бортей, то общий объем внушителен даже для наших дней.

    Защита от посягательств животных на мед

    Понятно, что такое богатство нужно было как-то защищать. Ведь охотников полакомиться сладким "зельем" среди животных было довольно много. К сожалению, самый большой любитель меда очень хорошо лазает по деревьям. Речь идет об обычном медведе. Как правило, именно он разорял и уничтожал бортни. Для борьбы с этим умным и опасным хищником ремесленники разработали целую систему безопасности, о которой стоит рассказать более подробно.

    Самым распространённым способом, который охранял от лазающих по деревьям хищников, был довольно простой механизм. На уровне входа в бортень привязывалось внушительных размеров бревно. Когда медведь достигал уровня входа, ему необходимо было отодвинуть мешающее препятствие. Учитывая массу бревна, медведю приходилось прикладывать значительные усилия, чтобы сдвинуть его, вызывая тем самым раскачивание. В результате маятниковых движений бревна, как правило, медведь оказывался на земле.

    Еще один довольно оригинальный способ сбережения меда в бортне заключался в обустройстве небольшой платформы, которая подвешивалась на уровне входа. Для того чтобы проникнуть в хранилище, медведю приходилось присесть на конструкцию, крепление которой было сделано так, что не выдерживало веса зверя. В результате он оказывался на земле.

    Конец промысла

    К сожалению, бортничество славян завершилось в конце 19-го века. Прежде всего, на это повлияли экологические факторы. Активно развивающееся тяжелое машиностроение требовало сокращения лесных ресурсов. По понятным причинам массивов для обустройства бортней практически не осталось. А доступные леса для поддержки данного промысла находились уже довольно далеко, что сводило на нет возможную прибыль от производства и реализация медовых продуктов.

    fb.ru

    Бортничество: что это такое

    0

    1064

    Рейтинг статьи

    Загрузка...

    С начала существования основной задачей человека являлось обеспечение себя и семьи питанием. Мед всегда считался ценнейшим продуктом. До появления культурного пчеловодства добыванием меда диких пчел занимались бортники. Бортничество на Руси — древнейший народный промысел.

    Бортничество на Руси

    История возникновения

    Мед дикой пчелы необычайно полезен и вкусен. Еще в древности, найденный в дуплах лесных деревьев, он считался особым лакомством. Однако его добывание было небезопасно для человека, т. к. существовала вероятность падения с деревьев или нападения разозленного роя пчел. Их многократные укусы приводили к гибели. Также и для диких пчел это несло разорение и гибель без накопленных запасов меда.

    Со временем человек стал задумываться о том, как организовать такой медосбор вблизи своего жилища для постоянного получения этого продукта. Так постепенно появилось бортничество древних славян — промысел, заключающийся в искусственном создании жилища для пчел, чтобы собирать мед и воск.

    Термин бортничество упоминается еще в летописях древней Руси с X века, а выделение бортничества в самостоятельный вид хозяйственной деятельности и его популяризация пришлась на XI-XV века.

    Что такое бортничество

    Бортничество — занятие, связанное с разведением диких пчёл, история которого насчитывает не одно столетие. Люди, которые им занимались, назывались бортникими или бортовиками, а самые первые сооружения для разведения пчел — бортями.

    Внешний вид бортей представлял собой деревянные колоды с искусственными дуплами, специально выдолбленными руками человека. Для их создания применяли 3 способа:

    • Делали дупло в выбранном дереве в лесу и подселяли семью пчел.
    • Выпиливали часть дерева с готовым дуплом и роем пчел, найденным в лесу, затем устанавливали в выбранном месте: на опушке леса, хорошо освещенных полянах.
    • Выдалбливали дупло самостоятельно в части ствола и так же перемещали либо ближе к жилищу, либо в наиболее благоприятное для этого место.

    Борти устанавливали на дереве на высоте не ниже 6 м, чтобы они не разорялись дикими животными, в горизонтальном либо вертикальном положении. С обратной стороны дупла проделывали отверстия, чтобы было удобней забирать мед, и закрывали его крышкой — должеей. Внутри делали приспособления для укрепления сот.

    Занятие бортничеством было нелегким, требовало определенных навыков, силы и сноровки, ведь борти располагались высоко, достать оттуда мед было нелегко. Для подъема на дерево изобретали всякие приспособления. В арсенале у бортника всегда был специальный топорик, длинная веревка — лезиво и кожаный ремень. Кроме того, необходимо было охранять их от медведей и других диких зверей, делая всевозможные ловушки, пугала и капканы.

    Бортники считались уважаемыми людьми: сильными, выносливыми и смелыми. Они хорошо разбирались в травах и много знали о диких пчелах, их поведении, особенностях медосбора, а также о лечебных свойствах меда и воска. Им даже приписывали качества знахарей за умение готовить лекарства на основе этих целебных продуктов.

    Деревянные колоды с искусственными дуплами

    Современное бортничество

    С развитием производства сахара бортничество постепенно утратило экономическое значение. Этому способствовало и увеличение масштабов вырубки лесов. К концу XVIII все большее распространение получило содержания ульев в колодах, сделанных по принципу бортей. Они отличались тем, что имели крышку сверху и устанавливались в ряд на землю на специально вырубленных в лесу полянах — посеках. Это слово со временем стало употребляться в пчеловодстве как «пасека».

    Колодочное пчеловодство стало переходным этапом к современной системе разведения пчел в разборных ульях с использованием рамок. Такая конструкция максимально удобна и позволяет более внимательно и глубоко изучить жизнь пчел, управлять ею, учитывая их потребности и повадки. Также это позволило увеличить объемы получаемых продуктов пчеловодства.

    Бортничество в Башкирии

    Хоть словарь русского языка и трактует бортничество как примитивный метод добывания меда, это понятие не утратило своего значения и сейчас. В Башкирии этот промысел древних пчеловодов вышел на промышленный уровень и является одним из ведущих современных отраслей в республике. В истории упоминание о башкирском меде встречается еще в 992 году в рукописях арабов. Предпосылками для этого служили несколько факторов:

    • наличие больших массивов нетронутых лесов с медоносными породами деревьев: липой, кленом;
    • сохранение уникального вида башкирской дикой пчелы, которая крупнее обычной, более вынослива и устойчива к холодным зимним температурам с содержанием в выделяемом меде большого количества полезных веществ;
    • сложившиеся вековые традиции пчеловодства и потомственные пасечники высокой квалификации;
    • востребовательность башкирского меда на современном рынке.

    Бортничеством в Башкирии занимаются в заповедной зоне Шульган-Таш Бурзянского района, на территории которого функционируют как научные государственные, так и частные пчелофермы. Наряду с производством меда они занимаются получением продуктов пчеловодства: воска, прополиса, перги, маточного молочка, усовершенствованием существующих видов пчел.

    Сегодня в республике созданы условия для популяризации бортевого пчеловодства, разработана законодательная база для экономического стимулирования хозяйств, направленная на увеличение количества пчелосемей, улучшение экологической обстановки и охране природных зон, где обитает уникальная медоносная пчела.

    Современное бортевое и колодное пчеловодство

    Бортничество на Полесье

    Бортничество в Башкирии

    Заключение

    Бортничество — это народный промысел, известный с древних времён и не утративший своей ценности. Мед диких пчел уникален по составу, наличию полезных веществ и вкусовым качествам. Заниматься бортничеством возможно и в нынешних условиях. Пчеловоды иногда прибегают к размещению у себя на пасеке бортей, но уже больше с декоративной целью.

    sezonudachi.com

    это старейшая форма пчеловодства. Какое дерево годится для бортничества :: SYL.ru

    Мед - это удивительный продукт. Тот редкий случай, когда он не только является очень полезным для организма, но и весьма вкусным. Об этих его свойствах человечество догадалось еще задолго до нашей эры и стало пытаться добывать как можно больше этого лакомства. У славян именовался подобный промысел бортничеством. Давайте узнаем о его особенностях и истории.

    Бортничество - это что такое?

    Данная форма пчеловодства известна с древних времен. Причем характерна она была именно для обитателей славянских земель из-за многочисленных лесов.

    Бортевое пчеловодство, или, как его чаще называют, бортничество, - сегодня уже почти забытое ремесло, цель которого добывать мед, но при этом не губить пчел. Суть его в том, что для поселения роя организовывались специальные дупла в деревьях или привязывались к ним имитации, в виде колод с выдолбленной срединой.

    Название промысла пришло от старинного термина "борть", что значит "дупло". В дальнейшем данное слово стало применяться для именования места для пчелиного роя в дереве или его аналога из колоды. Иногда этот прародитель современного улья носил название "колода" или "дуплянка".

    Этот промысел был распространен у многих славян: белорусов, литовцев, поляков, россиян, украинцев и т. п. Именно поэтому в каждом из их языков сохранились весьма похожие названия: бортніцтва, bitininkystė bartnictwo, бортничество, бортництво.

    Колодное пчеловодство

    Изучая этот уже забытый большинством промысел, стоит уделить внимание его аналогу - колодному пчеловодству, которое возникло в начале XVIII в.

    В этом случае пчелиные семьи также содержались в колодах-ульях. Но они размещались не в лесах, а возле жилищ их хозяев на пасеках.

    Чем бортничество отличается от пчеловодства

    Изучаемый промысел хотя и является прародителем современной хозяйственной отрасли, специализирующейся на получение меда, однако имеет ряд отличий.

    • При бортевом пчеловодстве рои оставались в естественной среде обитания - в лесах. Благодаря этому пчелы более спокойно себя чувствовали. С другой стороны, это было весьма неудобно для пчеловодов, так как не было возможности постоянно контролировать борти и защищать их от нападок диких зверей или просто грабителей.
    • Современные ульи можно легко транспортировать, чем и пользуются пчеловоды, вывозя их на природу в период цветения. На зиму же их легко забирать ближе к дому.
    • В пчеловодстве основную часть улья составляют рамки, которые не использовались в колодах и бортях.
    • Существует более десятка вариантов конструкции ульев. Практически каждый из них дает возможность с легкостью добираться до сот и добывать мед и воск, причиняя минимальные потери пчелам. В то время как борти разобрать было нельзя.
    • Помимо всего перечисленного, современные пчеловоды, в отличие от их предков, заботятся о здоровье своего роя пчел. Для этого они применяют различные препараты, которые уберегают "питомцев" от болезней, от которых ранее они гибли.

    Какой тип дерева лучше всего использовать для бортничества

    Хотя пчелы - довольно маленькие существа, но и они всегда имели собственные предпочтения, особенно касаемо среды обитания. Именно поэтому для создания бортей подходили лишь определенные сорта деревьев. Кстати, эти традиции были унаследованы и современным пчеловодством, и поэтому современные ульи изготавливаются из сосны и кедра, реже - из вербы, тополя или ивы.

    Но давайте вернемся к древнему промыслу, итак, какое дерево годиться для бортничества?

    Большинство специалистов в этой сфере сходятся с тем, что любимым деревом была сосна. Также, помимо перечисленных выше материалов, используемых сегодня для изготовления ульев, в старину борти размещали в дубах и ясенях.

    Стоит помнить, что помимо "предпочтений" пчел, нужно было учитывать и крепость самого дерева. Ведь для защиты от диких животных, семьи селились на высоте в несколько метров над землей.

    Каким должен был быть хороший бортник

    В современном мире пчеловодом может стать практически каждый, у кого есть место для содержания ульев, немного денег и свободного времени, чтобы всем этим заниматься. Этот промысел теперь не требует особых умений и физических данных, но в старину было не так.

    Каждый бортник (а именно так именовали тех, кто разводит пчел) должен был обладать крепким здоровьем, быть сильным, выносливым и хорошо разбираться в растениях.

    Как уже было сказано выше, все виды бортей развешивались высоко над землей, и, чтобы добраться до них, необходимо было иметь ловкость и силу. Ведь лестницы таскать с собою было несподручно, а значит, приходилось взбираться на деревья при помощи кожаного шнурка и приспособлений, похожих по конструкции на современные "когти" электриков.

    А ведь в хозяйстве любого уважающего себя пчеловода, как правило, были десятки бортей, и каждая из них требовала внимания и осмотра. Именно поэтому древние пчеловоды всегда славились своей силой и ловкостью - по-другому в этом ремесле было нельзя.

    Иным важным свойством каждого специалиста в этой области были глубокие знания в ботанике. Они была необходимы, чтобы знать, где, а главное, когда именно размещать борти, чтобы получать мед и воск лучшего качества. Именно поэтому многие пчеловоды были и отличными травниками. Ведь они знали, когда расцветают и плодоносят растения и деревья, и как они влияют на организм человека.

    За века существования бортничества у древних славян было разработано несколько специализированных инструментов, которые используются и по сей день. Помимо специального топорика, долота, скребков и ножей для формирования дупел нужной формы и ухода за ними, уже с Х века начала широко применяться защитная маска, сплетенная из конского волоса.

    Возникновение промысла

    Разобравшись с самим понятием "бортничество", стоит более подробно изучить его историю. Как известно, о ценности меда человечество узнало несколько тысячелетий назад. Именно поэтому практически во всех древних культурах это продукт и производящие его насекомые очень ценились, а в Древней Индии и вовсе обожествлялись.

    Задолго до начала нашей эры в Египте, Ассирии, Греции Риме и Китае сумели приручить пчел.

    Однако бортничество - это было именно славянское изобретение. Этому способствовало наличие многочисленных лесов. У большинства восточных народов пчелиные семьи селились в расщелинах скал. Хотя, справедливости ради, важно признать, что у обитателей джунглей также существовала подобная традиция - подвешивать колоды с пчелиными семьями недалеко от деревьев.

    Что касается бортничества в Древней Руси, то именно в этот период оно эволюционировало от простого увлечения до настоящего промысла. Ранее деревья с пчелами, дабы добыть мед, попросту поджигались, и насекомые гибли. Постепенно предки пришли к выводу, что можно попробовать приручить пчелиные семьи, а не убивать их.

    Поначалу это делалось в дуплах деревьев, из-за чего и пошло название ремесла. Постепенно славяне пришли к выводу, что можно прорубать собственные борти. А еще позже в этой роли стали применять колоды от других деревьев.

    Принято считать, что уже к IV в. бортовое пчеловодство окончательно сформировалось и стало набирать обороты. Так византийский автор Полибий уже тогда отмечал, что основной статьей экспорта славянских племен были мед и воск.

    Бортничество в Киевской Руси

    В следующие столетия этот промысел продолжал развиваться. Стали возникать целые деревни, которые специализировались на разведении пчел. С возникновением Киевской Руси было выделено целое промышленное сословие - бортничи люди.

    Их промысел был взят под защиту закона и строго охранялся от посягательств. Так согласно "Правде Ярослава" за причинение вреда приходилось платить огромные штрафы. А в более позднее века порча бортовых деревьев или посягательство на чужой мед и вовсе каралось смертью ("Литовский статут").

    Взамен бортники должны были платить дань в виде десятой части собранного меда и воска. Причем последний ценился значительно выше, несмотря на то что вплоть до XIX века у славян не было другого сладкого продукта.

    Бортничество в Российской империи

    В период с X до XVII вв. пчеловодство процветало и приносило огромный доход. И на это не влияли ни войны, ни падение или возникновение новых государств.

    Когда в регионе наиболее сильным стало Московское княжество, это никак не повлияло на данный промысел. Однако, когда стараниями Петра І государство окончательно превратилось в Российскую империю, начался упадок в истории бортничества.

    Это было связано с экономической политикой этого царя. При нем началась массовая вырубка лесов в европейской части страны. Причем это делалось не только для постройки флота, но и для экспорта за рубеж.

    Поскольку площадь лесов возле деревень и городов уменьшалась - бортникам физически негде было разводить пчел, и количество получаемого ими меда уменьшалось, как и его качество.

    С другой стороны, столь сложная ситуация заставила представителей этого промысла эволюционировать, что способствовало возникновению колодного пчеловодства.

    Закат бортничества

    В XIX в. была разработана технология получения сахара из свеклы. Это продукт оказался более дешевым, хотя и менее полезным аналогом меда, что позволило ему потеснить мед на рынке.

    В этот же период была доработана методика изготовления свечей из стеарина и парафина. Подобные изделия были дешевле, чем восковые.

    Таким образом, спрос на продукцию бортников начал падать, и многим из них стало не выгодно заниматься своим ремеслом.

    Кроме того, в 1814 г. пчеловодом из Украины Петром Прокоповичем был изобретен рамочный улей. Это приспособлении стало настоящим прорывом в этой сфере, и ознаменовало закат как бортничества, так и колодничества.

    Ульи новой конструкции позволяли собирать больше меда, при этом, требуя значительно меньше затрат и времени. Благодаря этому быстро распространились и стали популярны на всех славянских землях, окончательно "расправившись" с бортничеством к началу ХХ века.

    Где сегодня практикуется данный промысел

    На данный момент бортничество - это практически забытое искусство. Основная проблема в том, что оно слишком трудоемкое, по сравнению с современной пасекой, а количество собранного меда и воска значительно меньше.

    Конечно, ходят многочисленные легенды о необычайных целебных свойствах бортевого меда, однако практического подтверждения на данный момент они не нашли. Именно поэтому этот промысел, скорее, дань истории.

    А между тем есть еще несколько мест, где оно практикуется. Так, в башкирском заповеднике Шульган-Таш и ныне расположены бортевые деревья с дикими среднерусскими лесными пчелами.

    Еще одно место, где этот промысел еще жив - белорусская деревня Кудричи. Здесь старожилы до сих пор занимаются пчеловодством по старинке.

    Также известно, что на сегодняшний момент в Литве проживает двое потомственных бортников, которые не оставили редкое ремесло. В Польше таких специалистов четверо.

    На территории современной Украины бортничеством активно занимаются мастера на Полесье. Это Сергей Жила, Владимир Андрощович и Павел Зинькевич из села Селезовка, где находится природный заповедник, а также Юрий Старинський из села Князевка Ровенской области.

    www.syl.ru

    Что такое бортничество и как сделать борть своими руками?

    Борть – так называется дупло в дереве, если в нем обитают пчелы. Оно образуется естественным путем либо его выдалбливают пчеловоды. Для того, чтобы закрепить соты, в борть помещают 2 снозы – жерди, которые перекрещиваются между собой, а для сбора меда делают должеи (узенькие отверстия) и бортевики (длинные палочки с отверстиями). Обычно размер борти составляет метр в длину и 50 сантиметров в ширину.

    В одном дереве может располагаться до трех дупел, что совершенно не вредит ему. Самая низкая борть должна находиться на высоте не менее четырех метров, чтобы защитить пчел от хищников. К тому же считается, что мед, собранный с высоких бортей, вкуснее. Самые высокие дупла располагались на высоте 14 метров.

    Служат борти в течение 300 лет. В среднем из одного дупла получали 2 ведра меда, а при щедром цветении медоносов – до 50 килограмм.

    Что такое бортничество?

    Бортевое пчеловодство, или бортничество, – самая старая форма разведения пчел, при которой они поселяются не в привычных нам ульях, а в дуплах. Бортничать – это значит заниматься лесным пчеловодством.

    Истоки бортничества

    Первые бортники добывали мед из случайно обнаруженных дупел, в которых жили лесные пчелы. Постепенно они научились целенаправленно отыскивать жилища насекомых, чтобы получить вкусную и полезную добычу.

    В Древней Руси бортевое пчеловодство получило особенное распространение в X-XVII столетиях, заняв важную роль среди отраслей хозяйства. В это время объемы меда и воска были достаточно большими. Галл, путешествовавший в XI веке по России, отмечал в своих заметках обилие меда и воска. Особенное развитие получило бортничество в лесной местности на берегах Оки и Десны, в Приднепровье и возле Воронежа.

    Первые бортники были в некотором роде браконьерами. Занимаясь осенью медосбором, они оставляли пчелиную семью без пищевых запасов, что приводило к гибели насекомых. Поэтому весной бортникам приходилось заселять дупла новыми пчелосемьями, за которыми они нередко направлялись в другую местность.

    Подобный способ имел несколько преимуществ. Благодаря каждогоднему обновлению сот значительно замедлялось загнивание борти, а пчелы редко подвергались заболеваниям и не мельчали.

    Упадок бортничества

    Первые признаки упадка бортничества стали заметны в XVIII веке. В это время царь Петр завез в Россию водку и вина, заменившие традиционную медовуху. На смену воску пришел керосин. К тому же начали рубить леса, освобождая земли под пахоту, что приводило к сокращению ареала обитания пчел. Чтобы спасти своих подопечных от уничтожения, бортники выпиливали из поваленных деревьев колоды с дуплами и переправляли в другую местность.

    Получившуюся конструкцию закрепляли на дереве, что оказалось довольно трудоемким занятием. Чтобы упростить работу, люди находили полянку, на которой росли редкие посеченные деревья (именно отсюда произошло слово «пасека») и устанавливали борти на землю. В результате облегчались наблюдение за насекомыми и медосбор.

    К тому же бортники стали часть меда оставлять своим подопечным, что обеспечивало сохранение пчелосемьи зимой. Благодаря подобным преобразованиям в середине XIX столетия сложилась пасечная система, заложившая основу для нынешнего пчеловодства. В это время на смену бортничеству пришло колодное пчеловодство.

    Современное бортничество

    В наши дни бортевое и колодное пчеловодство сохранилось в единственном месте – в заповеднике Шульган-Таш (ранее он назывался Бурзянским), расположенным в Башкирии. Оно служит национальным символом страны, сохраняя свои исторические корни, способствуя бережному отношению к природе, заработкам и сохранению здоровья. Каждый род имеет свои секреты, которые передаются детям.

    Сохранение бортевого пчеловодства в Башкортостане объясняется тем, что местное население продолжительное время не строило дома и вело кочевой образ жизни. Еще одна предпосылка для развития бортничества – наличие лесов, нетронутых человеческой рукой. К тому же в стране распространены липы и клены, известные как превосходные медоносы.

    Нюансы бортевого пчеловодства

    Профессия бортника и ее секреты, включая магические заговоры, передавалась по наследству. Непосвященные люди считали эту профессию опасной и загадочной, а бортников приравнивали к оборотням и называли белками.

    Кроме трудоемкости, профессия представляла и серьезную опасность. Известно, что укус ста штук средних пчел (лесные пчелы обладают гораздо большими размерами) может привести к смерти. А в одном дупле обитает свыше 20 тысяч насекомых.

    Поэтому, чтобы выжить, люди, занимавшиеся бортничеством, должны были иметь определенные знания об особенностях поведениях пчел и необходимый опыт, а также обладать хорошей физической подготовкой, так как им нужно было взбираться на очень высокие деревья.

    Чтобы подняться на дерево, бортники использовали подручные средства: лезиво (специальные веревки), кирам (особый пояс для крепления) или канат, когти, шипы, лестницы. Чтобы обезопасить себя, они постепенно совершенствовали свои инструменты, среди которых центральное место занял небольшой топор с кривым топорищем.

    Для изготовления защитных масок использовался конский волос, для сооружения борти – кольцеобразный нож, топорик, долото, одноручный скобель и тесло, а для защиты от хищников – ружье (нередко с промысла возвращались с медвежьей кожей).

    Бортникам также приходилось защищать борти от медведей, желающих получить лакомство. С этой целью возле летка привязывали тяжелое бревно. Медведь, чтобы проникнуть в дупло, отталкивал бревно и получал ответный удар. Он начинал безрезультатно «сражаться» с бревном, пока не отступал. Чтобы повысить эффективность защиты, в бревна забивали металлические шипы.

    Особенности бортевого меда

    Мед, который получают от лесных пчел, — уникален. Он отличается повышенной чистотой и большой ценностью, благодаря чему нашел широкое применение в нетрадиционной медицине. Он насыщен витаминами и минеральными элементами, что обеспечивает его питательную ценность, способствует укреплению защитных сил организма и избавлению от многих болезней. Особенно его употребление рекомендуется при простуде, ангине, гриппе, ОРВИ, пневмонии.

    Бортевой мед характеризуется темно-коричневым цветом, терпким привкусом, копченым липовым ароматом и превосходной усвояемостью. Он непрозрачный, очень густой и сильно тягучий. Собирают его вручную, без использования механики.

    Мед не проходит откачки, что позволяет сберечь все полезные вещества и ферменты.

    Но чтобы он сохранил и в дальнейшем свои свойства, хранить его нужно в посуде из натурального материала, например, в глиняных горшках либо в кедровых бочках.

    Подробнее про бортевой мед — в этой статье.

    Изготовление борти своими руками

    Перед тем, как сделать борть для пчел своими руками, необходимо выбрать живое, здоровое и достаточно высокое дерево, диаметр которого должен быть не меньше 0,8 метра. Лучшими деревьями для борти считаются дубы и ясени. В дереве вырубают дупло и опустошают внутренность. Длина борти должна составлять минимум 0,9 метров, а глубина – до 0,3 метров.

    Также делают довжею (окошко) для осмотра борти и медосбора. Высота довжеи соответствует высоте борти, а ширина варьирует в пределах 12-18 сантиметров. После окончания работы окошко закрывают деревянными крышками, которые закрепляют кленовыми клиньями. Ширина крышки равна ширине довжеи, а высота – около 6 сантиметров. Важный нюанс – верхняя крышечка должна быть длиннее за нижнюю.

    После изготовления и закрытия окна делают еще одно отверстие – леток. Оно должно размещаться немного выше середины борти под прямым углом к основному окошку.

    Имея чертеж, современные инструменты в дополнение к традиционным и необходимые навыки, можно изготовить борть своими руками за один день. Но недостаточно только сделать ее, необходимо обеспечить сохранность на многие годы.

    Так, зимой в дупле образуется повышенная влажность, что приводит к загниванию древесины и понижению производительности пчелосемьи. Чтобы предотвратить подобные проблемы, рекомендуется создать вентиляционную систему в виде микроскопических отверстий. Также следует своевременно убирать соты. Их скопление в дупле может стать причиной гибели насекомых.

    pchelgid.ru

    Собиратели меда и бортничество на Древней Руси

    В старину собиратель меда назывался бортником. Эта была уважаемая профессия и доходное ремесло. Бортник — это пасечник, то есть человек, обеспечивающий процесс получения меда и других продуктов, которые вырабатывают пчелы для своей жизни.

    Борть как особое хозяйство

    Мед на Руси был единственным сладким продуктом, который можно было получать в этих природных условиях. Сначала его добывали у диких пчел, разоряя их ульи. Потом, когда научились разводить пчелиные семьи в специальных колодах, мед просто брали у своих пчел.

    Овладев искусством разведения пчел в специальных полых бревнах, человек не только оградил себя от природных невзгод, но и сделал добывание меда делом стабильным и доходным.

    Стимулом к искусственному разведению пчел в колодах стало изведение лесов, ведь вырубались прежде всего самые лучшие, то есть большие деревья, в которых и устраивали свои гнезда общественные насекомые, производители меда.

    Люди, чей промысел оказался под угрозой, стали приносить из леса части поваленных дуплистых деревьев, устанавливая их на земле вокруг своего дома. Так борть постепенно становилась частной собственностью.

    В дуплистые колоды специально приносились пчелиные семьи. Однако долгое время такой пчелиный дом оставался одноразовым — чтобы собрать созревший мед, бортник выгонял пчел и разрушал соты.

    Несмотря на примитивную технологию получения меда, это хозяйство было очень популярным. Особенно большое значение бортничество имело там, где широколиственные леса сочетались с луговым разнотравьем.

    На Руси пчеловодство по объемам торговых оборотов занимало второе место после выращивания «хлебов», то есть злаков. Меда хватало не только для внутреннего потребления, но и для внешней торговли.

    В Киевской Руси бортничество уже было не просто собирательством, а целым хозяйством. Колоды с медом становились собственностью, которая охранялось в знаменитом своде законов «Русская правда» (XI век). В ней содержалась специальная норма, посвященная охране зверей, птиц и пчел. За разорение борти предусматривались разные виды наказаний. Преимущественно это были штрафы. Например, «если подожгут княжескую борть или выдерут пчелы — 3 гривны». Крестьянская борть ценилась дешевле — в 2 гривны. Однако это была цена лошади.

    От колоды до ульев

    Вести хозяйство в колодах было прибыльней, чем просто собирать мед по лесам. Однако пчеловодство явно нуждалось в технологическом прогрессе. Наступила техническая революция только в начале IX века.

    Произошла она в России. В 1814 году русский пчеловод Петр Прокопович построил и представил вниманию коллег так называемый дощатый рамочный улей. Этот домик прекрасно собирался и разбирался. Теперь для того чтобы достать мед не надо было разорять весь улей.

    Идея Прокоповича понравилась не только русским пасечникам. Вскоре русский улей стали применять и совершенствовать в других странах. Например, американец Лорен Лангстрот сделал пчелиный домик сборным и многокорпусным. Удобство современного улья состоит в том, что при большом медосборе его можно надстраивать с помощью новых рамок. Именно этим усовершенствованным вариантом изобретения Прокоповича и пользуются все пчеловоды мира. Исключением из правил являются лишь некоторые народы Африки, которые все еще разводят пчел в колодах.

    Дальнейший технический прогресс коснулся уже не устройства жизни пчел, а процесса откачки меда. В 1865 году житель Австрии Франтишек Грушка изобрел медогонку, которая помогала откачивать созревший мед, используя центробежные силы.

    Так усилиями людей многих стран производство меда стало не только усовершенствованным, но и автоматизированным.

    Мед и бортничество в жизни людей

    Нектар цветов, переработанный пчелами, имел большое значение для жителей Руси. О значимости того или иного явления в жизни людей всегда можно судить по праздникам.

    До тех пор, пока языческие праздники не были вытеснены значимыми датами с именами христианских святых, на Руси отмечались следующие медовые праздники:

    • Начало весеннего медосбора. В разных регионах ульи выносили на свежий воздух в разные периоды, но в среднем день весеннего медосбора отмечали 30 апреля, то есть «на Зосиму».
    • Медовый Спас. Это время, когда уже основной урожай меда собран. В христианские времена в этот день мед несли в церковь для проведения ритуала освещения свежего меда, а также медовых изделий. Раньше этот праздник приходился на 1 августа, сейчас его отмечают 14 августа.
    • Третий медовый праздник призван замкнуть круг годового цикла. В этот день ульи убирают на зимовку.

    В наше время все эти праздники утратили свою актуальность, чего не скажешь о самом сладком продукте. Он по-прежнему является популярным, востребованным и рентабельным.

    medpchel.ru

    Бортничество это в древней руси определение. Бортевое пчеловодство

    Так как это в значительной степени сокращало труд и время на переноску ульев-дуплянок, материалов и инвентаря. Пчелы помещались в ульях-колодах дуплянках. Изготавливались они следующим образом: обнаруженное дупло с пчелами осторожно валили, привозили домой или на пасеку, затем прибивали дно и несколько расширяли дупло.

    Летом в момент роения кумандинцы проверяли его. Инструменты пчеловодства были такие же, как и русских крестьян. При собирательстве меда и в работе с пчелами кумандинцы использовали: сетку для защиты лица от укусов пчел, дымарь, стамеску и щетку для сметания пчел.

    Сетка должна была быть обязательно черного цвета, так как белый утомляет зрение и сквози него плохо видно, пряжу для ее изготовления предварительно окрашивали в соке листьев бадана. Сетка делалась в виде мешка. Внизу имелся шнурок, для ее стягивания у шеи. Позже кумандинцами был заимствован у русских пчеловодов дымарь, в который помещали гнилушку, предварительно ее поджигая.

    Дымарь состоял из жестяного цилиндра и приделанных к нему мехов. Внутри дымаря помещался внутренний цилиндр с дырчатым дном, расположенным выше дна наружного цилиндра. Внизу наружного цилиндра под дырчатым дном имелось отверстие, в которое проникала струя воздуха из мехов. Дымарь закрывался откидной крышкой, в ней имелась решетка с круглыми отверстиями. Стамеска также была заимствована у русских пасечников.

    Она была незаменимым инструментом при работе с пчелами. При помощи стамески раздвигали рамки, счищали сверху рамок воск и прополис, чистили стенки и дно дуплянки ПМА, Шатобалов И. Щетка для сметания пчел изготавливалась кумандинцами из гибкого конского волоса или щетины. Иногда кумандинцы использовали гусиное крыло. После сбора меда и его отжима вручную, его оставляли отстояться в железном баке. Бийск и с.

    Иногда эти поиски сопровождались большой удачей, в ином хорошем большом дупле набирали до 20 пудов меда. Из переработанного меда изготавливали пиво, получали воск и прополис. Собирательство меда диких пчел у кумандинцев было древнейшим занятием и имело чисто потребительское значение — продукцию пчел употребляли только для своих нужд.

    В статье подробно описывается устройство кумандинской пасеки, пчеловодческих построек: жилой избы, сарая для скота, омшанников хранилище ульев ; процесс изготовления пчеловодческого инвентаря, места и способы сбыта меда. Бортничество давало мед, который заменял в те времена сахар.

    Бортный промысел в Древней Руси.

    В "Троицком обиходнике" мед упоминается в качестве сладкой приправы к блинам и каше УК. Впрочем, в то время сахар был уже известен на Руси См. III, стб. Из меда приготовляли напитки. Источники упоминают "мед" различных видов: "белый", "обарный", "пресный", "сыченый", а также "сыту" ПЛ, вып. Древнерусская толстая и длинная свеча с витым узором впервые найдена при раскопках в Новгороде См. Воск, по-видимому, так же, как и в более позднее время, использовали для вощения ниток, приготовления пластырей и мазей; воск со смолой служил в качестве замазки для посуды и лодок и т.

    Бортничество в Белоруссии. Воск в виде желтых кругов изображен на миниатюрах См. Древнерусские миниатюры как исторический источник, стр. Сергия Радонежского, литографированное издание, л. Арциховский, Древнерусские миниатюры как исторический источник, стр. Об обработке воска на, Руси того времени в источниках мало данных.

    Этот вопрос рассмотрен А. Хорошкевич См. О значительном месте бортничества в хозяйстве Руси свидетельствует развитая терминология, связанная с этим промыслом. Кроме названных терминов, в источниках встречаются: пчелиная "матка" "яко пчелы к матце" ПСРЛ, изд.

    II, стб. XVI, стб. I, стб. IV, вып. Известен был и термин "трутень" "троут". В одном памятнике XIV в. Термин "трутень" употреблялся и в более ранние времена См.

    В одном акте конца XV в.

    xn----8sb8amcue.xn--p1ai

    Бортный промысел в Древней Руси. Дикие пчёлы в натуральном хозяйстве. История пчеловодства в России.

    Из глубины веков доходят до нас удивительные памятники письменности, которые по- новому освещают некоторые привычные для нас приемы ведения хозяйства. Пчеловодство не обойдено вниманием. О пчелах написано много, но есть еще проблемы, которые недостаточно освещены.

    Первые письменные указания о быте и хозяйстве славян на территории нашей страны принадлежат арабам, которые побывали у нас гораздо раньше греков. Ибн-Даста не был путешественником, но добросовестно записал рассказы своих современников, которые побывали в Куябе, то есть в Киеве. Их путешествие, по- видимому, не ограничилось только Киевом. Ибн-Даста в «Книге драгоценных сокровищ» пишет: «Страна славян - страна ровная и лесистая; в лесах они и живут. Они не имеют ни виноградников, ни пашен. Из дерева они выделывают род кувшинов, в которых находятся у них и ульи для пчел, и мед пчелиный сберегается. Это называется у них сидж, и один кувшин заключает в себе около 10 кружек его». Из этой короткой выдержки следует, что пчеловодство у славян стояло на одном из первых мест по сравнению с другими видами хозяйства. В те времена оно имело название бортничества. У арабского географа бортничество как особый вид деятельности славян выступает рельефно, выпукло. Он не упоминает об охоте славян, хотя меха, поступавшие на восточный рынок, ценились там очень высоко. Но бортничество в хозяйстве славян занимало более важное положение, чем охота, поэтому-то оно и нашло отражение в описании Ибн-Дасты. Слово «сидж», означавшее мед, - не славянское, а попало к Ибн-Дасте от соседей славян - волжских болгар (булгар).

    Бортничество заключалось не только в том, чтобы найти дупло с пчелами в лесу и взять мед. Это было особого рода хозяйство, которое имело под собой земельно-правовую основу. Во времена дофеодальной Руси хозяйственно – социальной единицей было «дворище», объединяющее несколько близкородственных семей. Каждое дворище имело свое землевладение. До наших дней дошли некоторые документы, представляющие юридическую форму древнейшего землевладения. «Земля» дворища, по этим документам, представляется совокупностью целого ряда промыслов. Дворище всегда было «…и с полями, сеножатьми и слесы и боры, и с деревом бортным, и с реками и озеры, и с гати и езы, и с ловы рыбными и пташими…». Из этих документов ясно видно, что хозяйство славянина просто невозможно было представить без пчел и меда. Для каждой семьи обязательно выделялись бортевые деревья, а точнее, участок леса с бортевыми деревьями. Эти участки носили название «бортевые ухожаи». Диких пчел в те времена было много, и водились они, по-видимому, повсеместно. Ибо если это не так, то в юридических документах не было бы записано, что в наделы дворища обязательно должны входить бортевые деревья.

    Бортевые ухожья представляли собой естественные пасеки на не тронутых земледельцем полянах и участках, окруженных девственным лесом. Пчелы водились в изобилии в дуплах вековых деревьев липо - дубрав. Медовый урожай пчелы снимали и с нескольких трав, и особенно с липы. Пространства некоторых бортевых ухожий иногда тянулись на десятки верст. В писцовых книгах есть такая фраза: «Изстари к тем ухожаям потягли другие угодья». То есть бортевые ухожья являлись как бы основным угодьем, а остальные пашни, пожни, рыбные и пташьи ловы – примыкали к ним. Бортевые ухожья имели четкие границы и отделялись друг от друга особыми условными знаками, которые делались на деревьях топором, получившие впоследствии название «тамги».

    Так как дворище представляло собой совокупность нескольких семей, то принадлежащие ему бортевое угодье делилось на более мелкие участки – «кабицы» (очаги). Такое деление было неизбежным продолжением земельно-правовых отношений. Каждая семья являлась земельным собственником территории очага – кабицы, что делало семью более или менее самостоятельной в экономическом отношении.

    О важности бортевых ухожий в экономике семьи и даже государства говорит тот факт, что еще в ХII веке на них существовал особый государственный налог – медовый. Он взимался натурой и ни в коем случае не заменялся ни деньгами, ни другими продуктами. Мед славился далеко за пределами Древней Руси. Купцы довозили его до Египта, Александрии. Мед служил важным источником поступления иностранных денег и иностранных товаров на внутренний рынок. Этому способствовало особое свойство меда – он не портился при перевозках на далекие расстояния.

    Хозяйство бортевого урожая было весьма сложным. На его территории выделялись деревья трех групп: «дельные с пчелами», «дельные без пчел» и «холостцы». К первой группе относились дуплистые деревья, занятые пчелиными семьями, ко второй – дуплистые деревья , еще не заселенные пчелами. Холостцы – это такие деревья , которые достигли определенной толщины, и в ни хуже можно было долбить дупло. Этот факт следует отметить особо. В бортевом ухожье, оказывается, пользовались не только деревьями естественными дуплами, но и долбили их специально. Этим, видимо, и объясняется особое обилие диких пчел у славян, поражавшее воображение иностранных путешественников.

    Наша страна искони славилась своим медом, воском и пчеловодством. Нигде в мире не было такого обилия пчел. До XVII века включительно на территории нашей страны господствующим было бортевое пчеловодство, которое затем резко сходит на убыль. К XVII веку в некоторых районах юго-запада России и на Украине, отчасти в Белоруссии и Литве имелись и значительные пасеки, насчитывающие порой несколько сот ульев и колод. Бортевые ухожья весьма важной составной частью крестьянского хозяйства вплоть до XVII века, когда стали появляться пасеки. Впоследствии они уступили по важности свое место земледелию. Пчеловодство стало считаться подсобной отраслью сельского хозяйства.

    Бортевое пчеловодство, бортный промысел известен был на востоке Европы еще в очень древние времена. На протяжении нескольких столетий у восточных и западных славян, а также литовцев, чувашей, мордвы, башкир и многих других складывались определенные, в чем-то весьма сходные культурные традиции бортевого пчеловодства, что в той или иной мере нашло отражение в языке, приемах и методах ведения самого хозяйства, сложении своеобразной, уникальной, во многом единой культуры бортного промысла. Стоит отметить еще одну важную черту бортевых ухожий до XVII века. Они играли роль своеобразных заказников, где охранялся весь природный комплекс – и растительность, и животный мир. Несомненно, что некоторые дубравы, сохранившиеся в южной части лесостепи, были когда-то бортевыми ухожьями, что и спасло их от неминуемой вырубки в ранние времена. Среди деревьев, произраставших на территории бортевых ухожий, наибольшим вниманием пользовалась липа. Ее ценность была не только в том , что она давала большой медосбор. Самое ценное было то, что липа часто образовывала дупла естественным путем, а если нет, то ее мягкая мелкопористая древесина позволяла быстро и легко выдолбить искусственное дупло. Кроме того, стенки дупла в липе не давали трещин.

    Собственно бортью называлось естественное, а немного позднее и искусственное дупло в живом дереве, заселенное пчелами. В удачный год с одного такого дупла бортник, то есть пчеловод, в ведении которого находились борти, получал примерно около трех пудов меда. Работа бортника требовала больших практических познаний, ловкости и физической силы. Первоначально все искусство бортника сводилось к обеспечению необходимых мер по охране и уходу за дуплом с дикими пчелами, позднее они научились сажать рой в естественные дупла и, наконец, в искусственные.

    Борть выдалбливалась задолго до роения пчел, чаще в сосне, дубе, липе или осине, на которые бортник взбирался с помощью специального приспособления, называемого у славян чаще лезивом. На изготовление искусственной борти уходило в среднем от одной до двух недель; на день-два и более задерживала бортника работа по обновлению и чистке старых дупел. Бортники прекрасно ориентировались в лесу, нередко метили свои борти специальными значками, называемыми бортевыми знаменами, бывшими в употреблении у некоторых народов до самого последнего времени. В ведении одного бортника было до нескольких десятков бортевых деревьев, которые устраивались не далее километра друг or друга. Иногда в одном дереве имелось до трех и более бортей. Такие деревья особенно ценились, являлись предметом особой гордости бортника. Бортное угодье, располагавшееся в диаметре от нескольких до двух десятков километров, включало 60 бортей.

    Происхождение слова «борть» не до конца выяснено. По одной версии, наиболее распространенной, слово «борть» происходит от «бор» (сосновый лес), по другой, на наш взгляд, более обоснованной, - от глагола «бортить», то есть выдалбливать в дереве углубление.

    Самым ранним древнерусским документом, в котором речь шла о продуктах пчеловодства, был договор 911 г. киевского князя Олега с византийским императором. По этому договору предусматривались значительные поставки в Византию меда и воска. Постепенно в древнерусском государстве выработался кодекс бортного права, отраженный уже в «Русской правде» в XI веке, которая предусматривает взимать за вред, нанесенный княжеской борти, 3 гривны, а борти смерда - 2 гривны. В это время, по- видимому, закладываются рациональные основы древнерусского бортного хозяйства, достигшего своего расцвета в XVI в.

    Постепенно выделяются основные районы бортного промысла на территории современной России, Украины, Белоруссии, Литвы. Интересно, что немало бортных лесов было и вблизи самой Москвы. Примером может служить большой некогда бортный лес на востоке от Москвы. Часть его — современное Измайлово с парком. Этот бортный лес входил в состав Васильцева стана, первое упоминание о нем относится примерно к 1339 г. Именно тогда великий князь Иван Калита велел записать в своей духовной грамоте: «А оброком медовым городским Васильцева веданья поделятся сынове мои». По документам можно проследить судьбу этого бортного леса вплоть до XVI века, когда здесь возникли целые «деревни деловые бортные Васильцева ста», то есть бортничество в этих местах получило свое наивысшее развитие. В дальнейшем в связи с вырубкой леса бортевое пчеловодство утратило здесь главенствующее положение и пришло в упадок.

    Расширение пашни привело к сокращению площади лесов, одновременно сократилась численность «диких» пчелиных семей. Сейчас в лесах только изредка можно найти дупло с пчелами и медом.

    В настоящее время увеличению численности диких пчел препятствует лесное законодательство, обязывающее проводить так называемые рубки ухода и санитарные рубки, во время которых уничтожаются, прежде всего, дуплистые деревья. Дикие пчелы оказываются лишенными убежищ. Даже в лесах заповедников, где тоже проводятся санитарные рубки, численность диких пчел не возрастает. А в большинстве заповедников вообще нет таких пчел. Этот факт весьма тревожный. Заповедники призваны охранять весь природный комплекс на их территории. Дикие пчелы являлись в наших лесах весьма важным звеном экосистемы. Остается надеяться, что заповедники все же не обойдут своим вниманием диких пчел, которые станут составной частью заповедных геобиоценозов.

    www.magichoney.ru

    Краткая история развития пчеловодства на Руси

    Места русские издревле богаты медоносными угодьями: поля с разнотравьем, леса с медоносами, тёплый климат способствует развитию пчёл. Самое древнее – дикое пчеловодство: пращуры находили гнёзда диких пчёл и отбирали мёд. Сложно сказать, какие даты считать зарождением пчеловодства. По свидетельствам Геродота, древнегреческого историка, жившего около 5 века до н.э., скифы вели торговлю мёдом и воском.

    Бортевое пчеловодство


    На Руси письменность зародилась около 10 века, к тому времени предки перешли к бортевому пчеловодству: бортники (древние пасечники) делали борти.

    Борть – искусственно сделанное дупло: попросту колода с выдолбленной сердцевиной. Развешивали по нескольку на дерево, для удобства в работе, иногда строили настил. В такой колоде спереди делали довольно широкую щель, закрывали её двумя кусками дерева, оставляя пчёлам леток. Вытащив эти две деревяшки, получали доступ к содержимому, можно было подрезать мёд или провести другие работы. Понятно, особо много через щель не сделаешь, и всё же так проще, чем в диком дупле.


    Борти были личным имуществом, ценились высоко: В «Русской правде», укладе законов Ярослава Мудрого, штраф за княжескую борть, как и за княжеского коня: 3 гривны. А за порушенную межу бортевых угодий 12. Интересно, что штраф за порубку дерева с живущими пчёлами был 6, а не 3 гривны, как за разрушение подвешенной борти – естественно жившие пчёлы ценились выше. В дуплах может быть мёд за несколько лет. Известны случаи, когда, при хорошем медосборе, пчёлы полностью заливают все ячейки мёдом и потом улетают – некуда матке откладывать яйца, тесное гнездо, надо менять…

    Приход христианства на Русь увеличил потребность в воске: оправление религиозных церемоний требовало много свечей. Борти убирались из лесов и устанавливались в подворьях, для удобства обслуживания. Многие монастыри содержали пчёл, обеспечивающие их мёдом и, главное, воском – для изготовления свечей.


    Работа с пчёлами объявлялась богоугодным делом, святые пустынники питались «мёдом и акридами», что признавалось особо богоугодным. Святые Зосима и Саватий, монахи Соловецкого монастыря, объявились покровителями пчеловодства на Руси. Леса вырубались для хозяйственных целей, а пчёл в бортях, колодах, дуплянках, сапетках расставляли на земле. Появилось слово «пасека» – дословно «на месте сечи», то есть рубки.

    Наступил следующий этап – колодное пчеловодство.



    Разрабатывались и разные приёмы присмотра за пчёлами. Придумывались разнообразные надставки на колоды на время медосбора или, наоборот, подкапывание под дуплянкой или сапеткой для увеличения обьёма. Сапетки, сделанные из жгутов обмазанной глиной соломы, больше распространены в степных, безлесных районах.
    Выросла и мобильность таких пасек – это не деревья, их уже можно было перевозить в районы массового цветения медоносов. В жизнь пчелиной семьи пасечник вмешивался мало. Осенью часть, причём лучшая, (семьи, собравшие больше всего мёда), закуривалась серой. Шёл отрицательный отбор – на развод оставались самые никчёмные, ройливые, малопродуктивные пчёлы…

    При правлении Ивана Грозного в 1950 г. в «Московском судебнике» использовались большие штрафы за преступления, связанные с воровством или уничтожением пчёл. Алексей Михайлович (отец Петра I) ещё увеличил наказания. Сам Пётр I был единственным императором, содержавшим личную пасеку, размещена была на берегу Финского залива. Пчеловодство была важная государственная статья доходов: основными торговыми товарами с Руси были меха, мёд, воск. Раньше только в Англию вывозилось больше 50 000 пудов мёда. Пётр I заменил натуральный оброк с пасек денежным, отменил безналоговое пчеловодство в монастырях, известны именные его указы о пчеловодстве.

    В больших количествах изводились леса – требовалась древесина на военные нужды, постройку флота, строительства городов и крепостей, экспорт. Много древесины требовала зарождавшаяся промышленность, производство дёгтя, древесного угля, селитры, скипидара и др. Расширялись площади под пахотные земли, промышленные постройки. Всё это сильно сократило бортевое пчеловодство. Сильно подкосил пчеловодство и прогресс, как ни удивительно на первый взгляд. Производство пива и водки, распространившись, стремительно вытесняло сбитни и меды, сахар обходился дешевле мёда, а парафин, лигроин, керосин – доступнее воска для освещения. Пчеловодство становилось невыгодным…

    От имевшихся к началу 19 века 40-50 млн. семей к сороковым осталось около 5-6 млн… а неизвестного до того сахара около 300 сахарных заводов России выпускали в 1948г. уже свыше 60 000 тонн. Концентрация семей из разбросанных по лесам в пасеках на одном месте, как и кочёвки, недостаточная приспособленность дуплянок (главное – удобство пчеловода, а не пчёл), вели к распространению болезней.
    Преёмница Петра I, Екатерина II, пошла другим путём. В 1775 выдала Высочайший Манифест: «отрешаем, где есть сбор с бортевого или пчелиного угодья, и повелеваем впредь оного не собирать и не платить», то есть избавила пасечников от любых сборов и налогов. Наверное, не зря на её родовом знаке изображении улей, цветок и пчела.

    Рациональное рамочное пчеловодство


    Указы указами, но ещё большую роль сослужило изобретение Прокоповичем в 1814 г. рамочного улья. На его основе Пётр Иванович разработал совершенно новую систему содержания пчёл, когда пчеловод мог вмешиваться в пчелиную жизнь, направлять и руководить развитием семей.
    Он открыл специальную школу, обучал желающих, распространял знания. Наступило время рамочного пчеловодства.

    В 1858 г. м Меринг изобрёл «вафельницу» для производства вощины, в 1865 г. Ф. Грушка сделал первую медогонку. Стало возможным отбирать мёд не ломая сотов, запас сот в рамках использовать по усмотрению пчеловода. Это и время изобретений и споров по поводу «самых лучших» конструкций ульёв. Хотя спорят и поныне…

    На 1900 г. в России насчитывалось около 5,2 млн. пчёлосемей, из них в рамочных ульях 1,2 млн. В последующем процент рамочных только рос, дуплянка в наше время – редкость. Революция и последующая война разоряла хозяйства и пасеки. 19 апреля В.И. Ленин подписал указ «Об охране пчеловодства», первый закон молодой власти, защищающий права пчеловодов и регулирующий имущественные отношения с ними. Во времена Сталина, с 1939 г. («закон о сельскохозяйственном налоге» от 1 сентября) подати платили со всего, в том числе и с каждого фруктового дерева, с каждой семьи пчёл. Пасечники сами втихомолку уничтожали семьи, снижая налог… Великая Отечественная совсем подкосила пчеловодство, после неё отрасль пришлось поднимать буквально из руин.

    В 1958 г. на юге Китая обнаружили новую напасть: с индийских пчёл на медоносную пчелу перешёл клещ Варроа-Якобсони. В 1964 г. болезнь диагностировали в Приморском крае РСФСР. За считанные десятилетия инвазия поразила все пасеки Европы и Азии…


    Пчеловоды были не готовы к борьбе. Испробовались самые разные методы: муравьиная и щавелевые кислоты, препараты серы, термообработка, всякие пахучие травы, пытались выращивать и удалять трутневой расплод, лечить разными мед. препаратами. В современное время пасечники научились работать с более-менее заклещёнными семьями, стараясь хотя бы минимизировать урон от клеща. Понятно, что постоянное присутствие сосущих соки паразитов не добавляет пчёлам здоровья и не повышает их производительность…

    mirpchelovoda.com


    Смотрите также


    Телефоны:
    Санкт-Петербург
    +7 (921) 442-69-72
    Старая Русса
    +7 (81652) 327-90