Сады Старой Руссы
Саженцы Садоводство Ярмарки Старая Русса
Главная » Каталог

Каталог саженцев и посадочного материала «Садов Старой Руссы»

Иссык кульский корень


Аконит: эффективное лечение рака или опасный яд?

Лечиться или не лечиться настойкой аконита? Изучение достаточно противоречивой информации о действии этого ядовитого снадобья нередко только увеличивает сомнения больного. Однако эти противоречия легко объяснимы: лечение рака аконитом требует внимательнейшего отношения ко всем «мелочам», начиная от процесса заготовки сырья и заканчивая составлением индивидуальной схемы приема. В противном случае гарантировать эффективность и безопасность «полезного яда» попросту невозможно.

Аконит – многоликий путешественник с «межконтинентальной пропиской»

Борец высокий

Аконит или борец высокий – многолетнее луговое растение, насчитывающее 300 с лишним видов, из которых наиболее распространены Aconitum napellus, Aconitum exelsum, Aconitum Songoricum. В отечественной народной медицине аконит известен, как Иссык-Кульский корень, лютик голубой, аконит Джунгарский, волкобой, шлемник и др. На евразийском континенте растение встречается на юге Сибири и Алтая, на севере Средней Азии, в Приморье. Кроме того, представители рода аконитов произрастают в Северной Америке.

Ярко-голубые, синие, фиолетовые (редко – белые, желтые или пестрые) 8-ми лепестковые цветки растения, по форме напоминающие шлем, собраны в красивые соцветия. Однако эта красота – убийственная: и цветы, и листья, и семена, и (особенно!) клубеньковые корневища у отдельных видов аконита очень ядовиты, преимущественно – в период цветения.

Вырабатываемые аконитами химические вещества – алкалоиды – включают аконитины – сильнейшие растительные яды, за счет которых клубни растений издают характерный запах, напоминающий запах хрена или сельдерея. Именно аконитины являются основными действующими веществами в настойке аконита, используемой в в неофициальной и гомеопатической медицине для лечения рака и целого ряда других заболеваний.

Внимание! Яды аконита легко и достаточно быстро проникают через кожу!

Поэтому если вы собираетесь самостоятельно заготавливать растение, запаситесь прочными резиновыми перчатками, маской и будьте очень осторожны.

Содержание аконитина в клеточном соке растений может существенно различаться, что отражается как на противораковых и прочих лечебных свойствах, так и на той степени вреда, который «голубой лютик» может нанести человеку при неправильном применении.

Ядовитость аконита зависит не только от его вида, но и от места произрастания, возраста, почвы, климатических условий и т.д. Наиболее ядовит (и наиболее эффективен при лечении рака) аконит в южных широтах, тогда как на севере содержание яда в растении настолько невелико, что в некоторых странах (например, в Норвегии) им кормят животных.

 

Разные виды аконита отличаются друг от друга не только окраской цветков, но и типом стебля (прямостоячий, извилистый, вьющийся), а также его длиной  (от 50 см у прямостоячих до 400 см у вьющихся).

Еще один признак, по которому представители этого рода могут различаться между собой – форма листьев на длинных черешках. Они бывают пальчато-раздельные, рассеченные или лопастные. Цвет листьев с верхней глянцевой стороны темно-зеленый, с нижней матовой – более светлый.

Растение цветет с июля по сентябрь, после чего нарядные соцветия-кисти превращаются в многосеменные листовки (до 3-5 в каждом плоде). Семена аконита – серо-черные или коричневые, трехгранные, с зубчатым или дугообразным краем – очень мелкие и легкие: в 1 г их может насчитываться до 450 штук.

Корневища проникают под землю на расстояние от 5 до 30 см. Именно здесь формируются главные «ядохранилища» аконита – клубни. Молодые клубни небольшого размера, со временем они увеличиваются и в зрелом состоянии достигают от 4 до 8 см в длину и 2-3 в ширину. Таких «шишек» на корнях обычно 2-3. Из зрелых клубней весной вырастают стебли с соцветиями. После того, как осенью стебель отмирает, на клубне остается характерный рубец.  С каждым годом аконит продвигается под землей на несколько сантиметров за счет разрастания корневищ и образования новых клубней, в то время как выполнившие свою «детородною миссию» старые клубни отмирают. Таким образом, растение  неспешно «путешествует» по лугу, постепенно меняя «место дислокации».

Симптомы отравления алкалоидами аконита

Картина отравления аконитином определяется его разнонаправленным разрушительным действием. Под удар яда попадают все жизненно-важные системы: нервная, сердечно-сосудистая, дыхательная, выделительная. Смертоносный алкалоид нарушает обменные процессы и механизмы иммунной защиты.

Ни в коем случае не пытайтесь попробовать клубень аконита на вкус! Первые признаки губительного действия аконитина – позывы на рвоту, мурашки и онемение языка –  появляются тотчас же. Вслед за этим развивается классическая картина отравления курареподобными ядами. Для смертельного исхода достаточно проглотить всего лишь 1 грамм клубня растения!

Действие аконитина на сердце и сосуды

Мышцы сердца и сосудов реагируют на критические дозы яда падением тонуса, в результате чего у человека резко снижается артериальное давление. Реакция проводящей системы сердца в начальной стадии отравления проявляется замедлением его ритма – брадикардией. По мере прогрессирования процесса картина меняется: брадикардия сменяется учащением сердцебиения – тахикардией. Вслед за этим в случае отсутствия экстренной помощи возникает фибрилляция – хаотические сокращения сердца.

Другие проявления отравления

Сердечно-сосудистые нарушения при отравлении аконитом сопровождается жаждой, тошнотой и рвотой, нарушением чувствительности губ, щек, языка и кончиков пальцев, сухостью во рту, скачками температуры.

Высокая степень интоксикации проявляется подергиваниями мышц лица, рук и ног, периодическими ухудшениями зрения, затруднением дыхания. Вслед за этим наступает потеря сознания, остановка дыхания и сердцебиения.

Может ли яд быть лекарством?

Леденящие душу подробности губительного действия аконитина вызывают вполне объяснимые опасения у людей, столкнувшихся с серьезной проблемой со здоровьем и стремящихся найти эффективный способ лечения альтернативными методами.

Неужели аконит можно использовать в качестве лекарственного средства, получая мощный эффект там, где официальная медицина бессильна? Да, к тому же, еще и без фатальных изменений в организме?

Настойка аконита и официальные противораковые препараты: сходства и различия

Аконит настойка

Для начала необходимо напомнить, что все химиотерапевтические препараты, используемые в стандартных схемах лечения рака, относятся к агрессивным веществам с огромным количеством побочных эффектов.

Таким образом, официальные противоопухолевые средства, как и спиртовая вытяжка алкалоидов аконита, действуют губительно не только на раковые клетки, но и на здоровые органы и ткани. В том числе, это относится и к химиопрепаратам последнего поколения, работающим достаточно избирательно.

Однако действие официальных лекарств в абсолютном большинстве случаев можно планировать и контролировать.

Что касается настойки аконита, то использование этого яда даже в гомеопатических дозах связано с высоким риском, так как для получения стойкого лечебного эффекта препарат нужно принимать долго, постепенно поднимая дозу до так называемого порога насыщения, который у различных пациентов может существенно различаться.

Поэтому борец высокий не входит в утвержденные ВОЗ схемы лечения рака, равно как и иных тяжелых заболеваний.

Тем не менее, гомеопатические средства на основе настойки аконита официально разрешены к использованию в Китае и Индии, а также в Болгарии.

Стоит добавить, что целительные свойства растения были известны с давних времен. Более того, в не столь отдаленном прошлом профессиональные онкологи успешно использовали аконит в комплексном лечении раковых опухолей.

История использования аконита в лечебной практике

Первые официальные заметки о целебных свойствах аконита в гомеопатических дозах появились еще в середине 19-го века. Одна из них была опубликована в английском медицинском издании под названием «Ланцет». Статья содержала большое количество примеров чудесных исцелений под действием «полезного яда», на основании которых  гомеопатическое средство возводилось, фактически, в ранг «панацеи».

С огромным пиететом к акониту относился создатель знаменитого  «Толкового словаря» и врач по одной из профессий Владимир Даль. В 1838 году в его письме князю Одоевскому был описан реальный случай излечения больного от тяжелой формы воспаления легких под действием гомеопатического препарата на основе этого удивительного растения. Это письмо впоследствии было опубликовано в прогрессивном издании тех времен – журнале «Современник». К слову, своего сына, заболевшего крупозным воспалением легких, Даль лечил именно настойкой аконита в гомеопатических дозах.

Профессиональные онкологи в различных странах мира достаточно активно применяли аконит в практике лечения опухолевых заболеваний в прошлом веке, когда официальные химиопрепараты ненамного отличались от аконитина по своему губительному действию на организм и значительно проигрывали «целебному яду» по эффективности.

Так, например, в Советском Союзе практикующий хирург-онколог Закаурцева Т.В. разработала методику, которую более 20-ти лет использовала в своей врачебной практике. Врач назначала курсы приема настойки аконита раковым больным в дооперационный период, в результате чего удавалось достичь локализации опухоли (исчезновения метастаз) даже на поздних стадиях заболевания. После лечения аконитом проводилось тотальное удаление очага.

В послеоперационный период Закаурцева вновь назначала пациенту курс лечения вытяжкой из Иссык-кульского корня. Это позволяло предупредить возникновение новых метастаз: распространенного осложнения после операций по удалению злокачественных опухолей.

Универсальные возможности аконита

В отличие от современной официальной онкологии, сделавшей выбор в пользу синтетических противоопухолевых лекарств направленного действия, народная медицина по сегодняшний день успешно использует настойку аконита для лечения раковых опухолей – как вспомогательного, так и основного.

Кроме того, борец высокий находит применение в схемах лечения целого ряда заболеваний, плохо поддающихся терапии традиционными лекарственными препаратами.

Спектр показаний для приема аконита чрезвычайно широк: удивительное снадобье не имеет аналогов среди препаратов растительного происхождения по эффективности и разнонаправленности лечебного действия.

Спиртовая вытяжка смеси алкалоидов растения может использоваться наружно и/или внутрь, и дает хороший эффект при поражениях кожи, костей и суставов, сосудов, нервов, мышечных тканей и слизистых оболочек различной природы, локализации и силы тяжести.

Помимо настойки, при местном лечении застарелых глубоких нагноений могут применяться кратковременные обертывания свежими листьями растения.

Лечение болезней кожи, слизистых оболочек и волосяного покрова

  • Наружное использование настойки аконита дает положительные результаты при лечении нейроаллергических заболеваний с выраженными кожными проявлениями: псориаза, нейродермита, рожистого воспаления.
  • Обработка настойкой аконита оказывают быстрый и полный эффект при чесотке и вшивости.
  • Описаны положительные результаты комплексного использования алкалоидов растения в терапии онкологических заболеваний кожи и слизистых, в том числе меланомы.

Терапия инфекционных заболеваний

Аконит с давних времен применялся для лечения заболеваний инфекционной природы, в том числе особо опасных – сибирской язвы, проказы – а также венерологических болезней, склонных к рецидивам. Для получения стойкого эффекта в этих случаях гомеопаты назначают прием настойки аконита внутрь в сочетании с местной обработкой очагов инфекции на коже.

Действие аконита при аллергиях, отравлениях ягодами и грибами, укусах ядовитых змей, насекомых

Мухомор

Одна из самых удивительных особенностей вытяжки алкалоидов аконита – возможность выступать в качестве противоядия при отравлении сильными ядами сходного строения.

В данном случае лечебный эффект обусловлен связыванием аконитина с клетками крови и/или других тканей человека, предупреждающим их взаимодействие со смертельно опасными веществами.

Алкалоиды аконита идеально «подходят» по своей химической формуле строению рецепторов клеток. Поэтому рецепторы взаимодействуют именно с алкалоидами аконита, а не с более опасными ядами.

Использование настойки при травмах и болезнях костей и суставов

Обертывания с настойкой аконита помогают при ушибах, вывихах и переломах,  артритах и полиартритах, подагре и остеохондрозе, радикулитах, различных формах рака костей.

Применение аконита в неврологии и психиатрии

Гомеопатическое лечение настойкой аконита джунгарского высокоэффективно при комплексной терапии болезней, вызванных нарушениями работы различных отделов нервной системы.

В психиатрической и психотерапевтической практике борец успешно применяют при судорогах и эпилепсии, шизофрении и других психических заболеваниях, неврозах и психопатиях, импотенции.

В неврологии аконит находит применение в терапии невралгий и невритов, мигрени и головокружений, болезни Паркинсона, параличей, болезни бери-бери и т.д.

Лечение воспалительных и аллергических заболеваний органов дыхания

Аконит эффективен при вялотекущих и запущенных пневмониях, плевритах и бронхитах, туберкулезе легких, бронхиальной астме, ангинах и ОРЗ.

Использование в терапии заболеваний органов пищеварения

Прием настойки внутрь помогает при гастритах, язве желудка и 12-перстной кишки, запорах и метеоризме, гепатите и желчнокаменной болезни, кишечных коликах, глистах.

Лечебное действие вытяжки из клубней аконита на сердечно-сосудистую систему

Расслабляющее действие аконитина на стенки артериальных сосудов позволяет успешно использовать его настойку в комплексном лечении стенокардии и гипертонической болезни.

Другие заболевания, при которых помогает аконит

Настойку аконита используют при:

  • анемии,
  • нарушениях слуха и зрения,
  • старческом упадке сил,
  • проблемах со щитовидной железой (зобе),
  • сахарном диабете,
  • облысении,
  • фибромиоме матки и упорных маточных кровотечениях другой природы,
  • водянке яичка и циститах (как мочегонное и противовоспалительное),
  • аденоме предстательной железы,
  • почечно-каменной болезни и др.

Важная информация! Для приема внутрь аконит назначается в микродозах, по специальным схемам и с обязательным постоянным контролем самочувствия. Доза и сроки лечения чаще всего подбираются индивидуально. Возникновение выраженных побочных эффектов и осложнений служит сигналом к немедленному прекращению приема аконита, вопрос о дальнейшей возможности лечения должен решаться только после профессиональной врачебной консультации и происходить под наблюдением врача. Однако, учитывая неоднозначное отношение официальной мировой медицины к высокотоксичному яду, лечение аконитом под официальным наблюдением врача очень часто бывает затруднено или невозможно.

Лечение раковых больных: преимущества и возможности аконита

Многовековая практика использования настойки и/или отвара аконита в схемах лечения раковых больных свидетельствует о его высокой эффективности и позволяет считать полноправной альтернативой химиотерапевтическим препаратам, в том числе и лекарствам последнего поколения.

Главные достоинства гомеопатической терапии на основе алкалоидов борца высокого:

  • предупреждение образования метастазов, а также значительное замедление (а в некоторых случаях – и обратное развитие) уже имеющихся вторичных очагов опухолей;
  • грамотное применение аконита практически не приводит к возникновению необратимых процессов во внутренних органах;
  • строгое соблюдение дозировки сводит к минимуму побочные действия аконитина.
  • аконит не только противодействует прогрессированию опухоли, но и значительно уменьшает, а в ряде случаев и приводит к исчезновению, практически всех основных симптомов онкологических заболеваний: боли, депрессии, интоксикации и т.д., что особенно ценно при лечении пожилых людей, а также онкологических больных, ослабленных болезнью или длительными курсами официальной химиотерапии.

Методики и схемы лечения аконитом в альтернативной онкологии

В онкологической практике обычно используется 10 % спиртовая вытяжка из клубней или листьев аконита реповидного либо красного. Вследствие высокой токсичности этих видов растения, дозировать снадобье лучше инсулиновым шприцом (шкала U-40). Объем содержимого такого шприца – 1 мл или 40 капель строго определенного объема. Дозировать лекарство с помощью глазной пипетки не рекомендуется: объем капель из нее нестабилен, и это может привести как к передозировке токсинов (вплоть до двукратной), так и к снижению эффективности действия настойки.

Обычно настойку принимают натощак, за полчаса до еды, либо через 2-3 часа после приема пищи. Стандартная схема лечения предусматривает постепенное нарастание суточной дозы. Лечение начинают с 1 капли 3 раза в день, ежедневно увеличивая количество капель на 1 в каждый прием. На 20-ый день дозировка достигает максимума – 60 капель в день. После этого количество капель начинают уменьшать в том же порядке. Таким образом, стандартный цикл лечения аконитом занимает 39 дней.

Однако, учитывая различную индивидуальную переносимость действия яда, а также ориентируясь на общее состояние больного и уровень работы его жизненно-важных органов и систем, схему лечения аконитом очень часто приходится адаптировать под индивидуальные особенности каждого пациента, а также под особенности конкретной настойки.

Любое количество капель перед приемом растворяется в кипяченой воде, остуженной до комнатной температуры (50–60 мл или четверть стакана).

Внимание! Настойки из слабо-ядовитых видов аконита с низким содержанием алкалоидов (например, аконит Чекановского) дозируются не в каплях, а миллилитрах.

При отсутствии выраженных побочных эффектов и резкого отягощения состояния на фоне лечения, рекомендуется провести три курса приема настойки аконита с 2-хнедельным перерывом после первого и второго. При достижении стойкого положительного эффекта лечение аконитом полностью прекращают. В случае неполного излечения или рецидива заболевания возможно продолжение терапии, длительность и периодичность которой определяются индивидуально.

Важность изначального индивидуального подхода к приему настойки аконита наглядно показывает следующий пример. При использовании настойки из корнеплодов аконита джунгарского, содержание ядовитых алкалоидов в 1 мл которого составляет 0,08%, сила действия препарата очень велика. При наличии декомпенсированных нарушений работы внутренних органов вследствие основного заболевания и/или ранее проведенного лечения иными противораковыми средствами,  не рекомендуется принимать ежедневно более 30 капель настойки  (по 10 капель на прием). Таким образом, в данном случае курс лечения составит всего 19 дней при приеме по стандартной схеме.

Следует заметить, что «убийственные» дозы алкалоидов необходимы далеко не всегда. Так, например, при лечении определенных форм рака, а также на ранних стадиях заболевания онкофитотерапевты отдают предпочтение настойкам средней концентрации (2,5-5%) с более щадящим действием и возможностью максимально плавного увеличения дозы. Такой подход позволяет рассчитывать на меньшие риски для больного.

Еще более правильным представляется тщательный анализ состояния больного на предмет перенасыщения организма алкалоидами аконита, что проявляется описанными выше симптомами отравления. Увеличение дозы прекращается при появлении первых признаков перенасыщения, после чего начинается ее равномерное снижение.

Важно! При составлении индивидуальных планов лечения аконитом по данной схеме очень важно строго выдерживать сроки перерывов между курсами одного этапа лечения.

Отдыхать от действия аконитинов необходимо столько дней, сколько капель было в максимальной разовой дозе лекарства. Так, например, если первые признаки перенасыщения были выявлены на 17-й день лечения (т.е. при приеме 17 капель настойки 3 раза в день), то начинать второй курс терапии необходимо не через 2 недели, а через 17 дней.

Главное преимущество стандартной схемы приема – возможность использовать настойку аконита самостоятельно без обязательного врачебного контроля. Главный недостаток стандартных дозировок – высокий риск развития патологических изменений (в том числе, возникновение необратимых нарушений) со стороны жизненно важных органов.

Внимание! В большинстве случаев прием препарата начинают по стандартной схеме. Переход на щадящие методики происходит при возникновении нежелательных эффектов – такое случается достаточно часто: организм онкологического больного ослаблен. Важнейшее условие эффективности лечения вне зависимости от используемой методики – его непрерывность. Помните: при отсутствии опасных для жизни изменений в работе органов и систем организма промежутков между приемом настойки быть не должно – меняться может только дозировка.

Продолжительность перерыва между этапами лечения (если в этом существует необходимость) определяется, исходя из состояния больного, диагноза, скорости прогрессирования заболевания и других объективных причин, и составляет от трех месяцев до одного года.

Хороший эффект при терапии онкологических больных приносит чередование лечения настойкой аконита с фитотерапией другими лекарственными растениями с аналогичными свойствами:  настойками болиголова, мухомора, веха.

Последовательность действий при появлении признаков отравления настойкой аконита

Тяжелое отравление настойкой аконита вызывает опасные нарушения работы жизненно важных органов и служит сигналом к проведению неотложных действий по предупреждению необратимых изменений в организме, включая летальный исход.

В такой ситуации прием препарата рекомендуется немедленно прекратить и провести дезинтоскикацию (капельные вливания физраствора и раствора глюкозы, при необходимости – вместе с противоядием/антидотом). При этом эффект лечения обнуляется, однако в данном случае другого выхода просто нет.

В процессе лечения строго по схеме также возможно появление признаков интоксикации, о чем уже говорилось выше. Однако если эти признаки будут вовремя замечены, а схема лечения – скорректирована, его не придется прерывать. Тем самым, у больного сохранится шанс воспользоваться губительным действием лекарства на опухолевые клетки без значимого вреда для своего здоровья.

К первым признакам перенасыщения ядом относятся:

  • общая слабость,
  • тошнота,
  • нарушение чувствительности и покалывание на кончиках пальцев и языка,
  • сбои в работе сердца (нарушений нормального ритма сердечных сокращений).

При появлении этих симптомов необходимо уменьшить однократную дозу препарата на 3 капли и продолжать лечение данной дозировкой до улучшения состояния больного. Только у 5% больных такие меры оказываются неэффективными. Этой группе лиц показано прекращение лечения и 2-хнедельный отдых, после чего необходимо вновь приступить к курсу терапии, подобрав подходящую концентрацию, дозировку и последовательность приема настойки.

Важно! При появлении аллергии на действие яда прием дальнейший прием настойки аконита полностью противопоказан в любых дозах!

Использование водного отвара из листьев и клубней аконита: плюсы и минусы

Спиртовая настойка аконита при необходимости может быть заменена водным отваром из клубней или других частей растения.

Отвар аконита обычно принимают внутрь 3 раза в день, за полчаса до еды, в подогретом виде, по 60 мл на прием.

Для получения лечебной концентрации действующих веществ необходимо кипятить 3 корнеплода среднего размера в 1,5 литре воды на маленьком огне в течение получаса.

Преимущество данной лекарственной формы – отсутствие вредного действия алкоголя на ослабленный организм больного раком.

Недостатки водного отвара аконита:

  • невозможность точной дозировки,
  • нарушение структуры алкалоидов в процессе обработки с ухудшением их лечебного эффекта.

Частные случаи использования настойки аконита при различной локализации рака

Лечение спиртовой вытяжкой алкалоидов аконита рака кожи может осуществляться как местно, так и сочетано: наружная обработка опухоли (аппликации) + прием препарата внутрь. При этом следует учесть быструю и полную всасываемость аконитинов через кожу (во избежание передозировки и отравления). Грамотное соотношение, а также плавное увеличение доз настойки аконита до состояния насыщения при сочетанном наружном и внутреннем применении обеспечивает высокую эффективность лечения кожных форм опухолей, в том числе и крайне злокачественных (меланома и т.д.)

Опухоли нижних отделов кишечника – прямой и толстой кишки – лечат аконитом с помощью приема настойки per os (через рот) и в виде клизм. Вместо клизм также могут применяться свечи или мази с аконитином, что обеспечивает более стойкое, плавное и полное лечебное действие. Высокая эффективность мазей и свечей объясняется медленным и равномерным всасыванием алкалоидов через слизистую прямой кишки, а также их избирательным поступлением непосредственно к  очагу. В результате препарат действует на протяжении продолжительного времени без серьезных побочных эффектов. Единственный минус мазей и свечей – невозможность точной регулировки дозы.

Примеры из практики народных лекарей

Больному С. с диагнозом рак поджелудочной железы в IV стадии было отказано в оперативном лечении вследствие наличия метастазов опухоли в печени и толстой кишке, а также распространения ее очагов по сальникам и  брыжейке тонкой кишки. К моменту начала лечения аконитом пациент предъявлял жалобы на общую слабость вследствие интоксикации продуктами распада опухоли, у него наблюдалась картина печеночной недостаточности, отмечалось выраженное снижение. Кроме того, больной жаловался на сильные опоясывающие боли в подреберьях. Официально получаемое симптоматическое лечение заключалось в обезболивающих инъекциях наркотических препаратов дважды в сутки через 12 часов. Терапия аконитом происходила по стандартной методике, препарат принимался per os. Уже в конце первого курса больной смог отказаться отказался от одной инъекции обезболивающего средства, а в середине второго курса необходимость в обезболивании полностью пропала. После окончания всех 3-х циклов лечения аконитом больной в течение 10-ти месяцев не обращался за помощью из-за отсутствия каких-либо признаков прогрессирования болезни. Однако затем боли появились вновь, и жена пациента приехала к народному лекарю за новой настойкой.

 

Больная В. с диагнозом рак молочной железы в IV стадии с метастазами в  в печени и мочевом пузыре получала поддерживающее лечение – удаление скапливающейся жидкости из брюшной полости с помощью лапороцентеза каждые полторы-две недели. Пациентка отмечала выраженные боли в правом подреберье, жаловалась на скудное и редкое мочеиспускание. После очередного удаления асцитной жидкости состояние больной резко ухудшилось, она перестала вставать и практически не могла разговаривать. Через две недели лечения настойкой аконита в стандартной концентрации по обычной схеме состояние пациентки значительно улучшилось, поднялся мышечный тонус, ушли явления интоксикации, улучшилось настроение. Больная вернулась к обычному образу жизни, включая прогулки на свежем воздухе. В настоящее время лечение аконитом продолжается.

Больного Д. после проведения радикальной операции по поводу саркомы нижней челюсти с удалением ее участка беспокоили постоянные боли в проблемной области. Пациент находился в состоянии депрессии вследствие основного заболевания, а также наличия выраженного косметического дефекта лица. Спиртовая вытяжка борца высокого была назначена по стандартной схеме, лечение переносилось без осложнений. Проведение 3-х стандартных циклов привело к исчезновению болей, улучшению общего состояния, отмене обезболивания.  Среди прочих положительных эффектов – значительная прибавка веса после курса терапии аконитом (+10 кг). Больной вышел на работу, не смотря на то, что хирурги-косметологи не сочли возможным выполнение реконструктивной косметологической операции на нижней челюсти на данный момент времени. В настоящее время (через 8 месяцев после окончания первого курса лечения) принимается решение о проведении повторной терапии настойкой борца

Больной Ф. с раком прямой кишки в III стадии было отказано в операции вследствие неблагоприятного прогноза. Пациента беспокоили периодические позывы к дефекации, каловые массы практически не удерживались, в стуле постоянно присутствовала кровь. Помимо этого, он отмечал общую слабость (при отсутствии болей). Лечение настойкой аконита проводилось по стандартной схеме в сочетании с ректальными свечами на основе свиного жира. Полный курс терапии привел к уменьшению выраженности симптомов болезни, кровотечения из кишечника наблюдаются эпизодически и легко останавливаются, отмечается положительная динамика настроения, веса, общего самочувствия.

Больной В. с оперированным раком яичка обратился за помощью с жалобами на сильные ноющие боли в паховой области. На момент обращения паховые лимфатические узлы были увеличенными, при пальпации – болезненными. Кроме того, больной отмечал проблемы со сном и отсутствие аппетита, быструю потерю веса (8 кг за последние 6 недель). Лечение проводилось спиртовой настойкой аконита по стандартной схеме. На 17 день были отмечены признаки перенасыщения ядовитыми алкалоидами  – тошнота и рвота. Корректировка терапии заключалась в уменьшении одноразовой дозы на 3 капли с ее замораживанием на  3 дня. Плато дозы привело к исчезновению тошноты и рвоты, после чего возобновился прием препарата по обычной схеме. После окончания первого цикла было отмечено исчезновение болевых ощущений вместе с уменьшением лимфоузлов, восстановление нормального сна и аппетита, тенденцией к набору веса.

Больная И. с диагнозом рак щитовидной железы в IV стадии с метастазами в кости нижних конечностей обратилась за помощью с жалобами на сильные боли в тазобедренной области, а также по ходу бедренных и берцовых костей обеих ног. Пациентке была назначена настойка аконита по стандартной схеме в комплексе с растираниями и аппликациями в месте локализации болей. Больная лечилась самостоятельно, через полтора года обратилась за настойкой для повторного курса.

 

Выводы

  • Эффективность использования аконита при лечении раковых заболеваний – не вымысел, а реальный факт, подтвержденный многовековой практикой.
  • Передозировка опаснейшего растительного яд чревата возникновением серьезных побочных эффектов, в том числе необратимым нарушением функций жизненно-важных органов, а в тяжелых случаях – летального исхода.
  • Недостаточная доза аконитина и/или незапланированные перерывы лечебного цикла сводят на нет эффективность терапии.

В заключение:

Вопрос о том, стоит ли использовать вытяжку алкалоидов аконита для лечения рака и пограничных состояний должен решать только сам пациент.

Ни официально практикующие в современных государственных медицинских центрах онкофитотерапевты, ни народные лекари не вправе рекомендовать к употреблению один из самых сильных природных ядов, так как практически не могут гарантировать полную безопасность пациента даже при самом строгом соблюдении всех рекомендаций.

Однако все это с одинаковым успехом можно отнести как к «вредной» настойке аконита, так и к «полезным» официальным химиотерапевтическим препаратам. Именно поэтому перед курсом химиотерапии врачи обязаны получить согласие пациента на его проведение.

Таким образом, необходимо трезво оценить возможные риски, взвесить все за и против, и решить, стоит ли сознательно подвергать разрушительному действию яда свой организм и насколько необходимы целительные свойства растения в вашем конкретном случае.

pobedirak.com

Иссык-кульский корень против рака


 

Народная медицина богата на множество исцеляющих рецептов. Все они готовятся на основании лекарственных трав. Приготовленные лекарственные средства способны помочь в лечении большого количества болезней. Не исключением являются и онкологические заболевания. В данной статье мы рассмотрим такое лекарственное растение, как иссык-кульский корень против рака и рецепты его приготовления. Для многих может показаться что это растение редкое и незнакомое. Но на самом деле оно имеет еще и второе название. В народе его чаще называют аконитом.

 

Купить курс лечения онкологии по Макарову

 

Полезные свойства растения

Аконит (иссык-кульский корень) вызывает много интереса не только в народной, но и традиционной медицине. Это и не зря, ведь существуют даже лекарственные средства, которые приготовлены на его основе и официально зарегистрированы как лекарственные средства от онкологических заболеваний.

В народной же медицине аконит получил широкое распространение благодаря тому, что в его состав входят вещества, которые при использовании оказывают обезболивающее, противовоспалительное, заживляющее, противоопухолевое и седативное действие на организм.

 

Купить иссык-кульский корень можно у нас

Купить иссык-кульскую настойку можно у нас

 

Иссык-кульский корень, применение

Данная трава является сильнейшим растительным ядом. При ее применении нужно быть предельно осторожным и строго придерживаться всех необходимых схем приготовления и приема. Нужно отметить, что существует несколько вариантов приготовления лекарственного средства. Из растения готовят отвар и спиртовую настойку. Более детально - в рецептах ниже.

 

Вариант 1

По данному варианту рецепта народные знахари рекомендуют приготовить лечебную спиртовую настойку на основании аконита. Для этого необходимо выполнить следующие действия:

  • возьмите одну чайную ложку сухого измельченного корня растения,
  • засыпьте сырье в бутылку или банку из темного стекла,
  • залейте сырье 500 мл качественной водки или 40% медицинским спиртом,
  • поставьте средство в темное и теплое место на две недели, чтобы оно настоялось.

Готовое средство необходимо процедить, после чего его можно употреблять. Лечение настойкой следует начинать с 1 капли. С каждым днем дозу увеличивают на одну каплю, пока не дойдет до 10 капель. После чего настойку принимают в максимальной дозе на протяжении 10 дней, и дозировку начинают уменьшать по обратной схеме. Очень важно при приеме, средство разводить в достаточном количестве воды.

 

Вариант 2

Настойку из растительного яда можно приготовить еще по одному хорошему рецепту. Для этого выполните такие действия:

  • возьмите 20 грамм корней аконита,
  • измельчите их,
  • залейте сырье 40% медицинским спиртом в объеме 500 мл.

Поставьте средство для того, чтобы настоялось в темное и теплое место на 14 дней. После чего готовое средство необходимо процедить через марлю и хранить в холодильнике.

 

Вариант 3

По данному рецепту можно приготовить лечебный отвар. Для этого нужно:

  • взять 10 грамм измельченного корня,
  • залить 500 мл. воды,
  • смесь поставить на маленький огонь,
  • варите средство на протяжении 2 часов.

Готовое целебное средство снять с огня, остудить и процедить. Данным отваром рекомендуется протирать пораженные болезнью участки кожи.

 

 

Противопоказания

Как видим, настойка иссык-кульского корня очень полезна и имеет много ценных свойств. Но несмотря на все это, она обладает и некими противопоказаниями. В первую очередь нужно обратить внимание на ее ядовитость. Помните, что при превышении дозировки она может вызвать сильное отравление. Поэтому лечение аконитом лучше проводить под строгим наблюдением лечащего врача. Строго запрещен прием данного лекарственного средства беременным и кормящим женщинам.

 

 

Другие статьи по теме лечение рака (онкологии) народными средствами в домашних условиях:

travomarket.ru

Иссык-кульский корень Википедия

Боре́ц, или Акони́т (лат. Aconítum) — род ядовитых многолетних травянистых растений семейства лютиковые (Ranunculaceae) с прямыми стеблями и с чередующимися дланевидными листьями.

Название

Латинское название рода Aconitum (Аконит) произошло от греческого греч. Aconae — «скала, утёс» или Acontion — «стрелы». Растение было известно под тем же названием ещё древним.

Одна из легенд о происхождении растения связана с мифологическим героем Древней Греции — Гераклом. При выполнении двенадцатого подвига герой пленил и вывел из царства Аида трёхголового стража преисподней Цербера. Оказавшееся на поверхности чудовище, ослеплённое ярким солнечным светом, стало бешено вырываться. При этом из его пастей потекла ядовитая слюна, залившая землю и траву вокруг, и там, куда она попадала, поднимались высокие, стройные ядовитые растения. А поскольку произошло всё это якобы вблизи города Акони, в честь его и назвали необычный многолетник — «аконитум»[2].

Его виды носят русские народные названия — «борец-корень», «волчий корень», «волкобой», «иссык-кульский корень», «царь-зелье», «царь-трава», «чёрный корень», «чёрное зелье», «козья смерть», «железный шлем», «шлемник», «каска», «капюшон», «лошадка», «туфелька», «лютик голубой», «синеглазка», «прострел-трава», «прикрыш-трава». Немецкое название — Eisenhut — дано растению за сходство цветка со шлемом с опущенным забралом.

Распространение и экология

Все виды аконита распространены в Европе, Азии, Северной Америке.

Аконит растёт на влажных местах вдоль берегов рек и по обочинам дорог, на богатых перегноем почвах, на горных лугах.

Борец новеборацензе (Aconitum noveboracense) включён в официальный список растений, находящихся под угрозой исчезновения в США, а также в Красную книгу МСОП.[3]

Биологическое описание

Цветок и диаграмма цветка

Род весьма близок к растениям рода Живокость (Delphinium), или Шпорник. В отличие от большинства родов семейства, Борец имеет зигоморфные цветы, что делает общий облик этого растения не очень похожим на классические Лютиковые и несколько сближает его по внешнему виду с семейством Бобовые (Fabaceae). Более всего своим габитусом цветущие растения борца напоминают широко известную сельскохозяйственную культуру семейства бобовых — люпин, также часто имеющий фиолетовые или синие цветки и немного более компактные соцветия.

Многолетние травянистые растения.

Корневая система бывает двух видов. Небольшой клубневидновздутый конический корень, чёрный снаружи, летом развивает 1—2 молодых дочерних клубнекорня, перезимовывает и даёт весной начало новому растению; старый клубнекорень к концу вегетационного периода или отмирает вместе с надземной частью или старые клубнекорни не отмирают и не отделяются, а остаются связанными с новым молодым корнем, так что образуется целая цепочка из нескольких, иногда 12—15, корней. При другом типе корневой системы клубней не образуется, а развиваются многочисленные тонкие шнуровидные корни, сросшиеся в плоский стержневой корень, немного перекрученный.

Листья очерёдные, округлые, более или менее глубокопальчатораздельные.

Соцветия — верхушечная кисть из крупных цветков. Цветки неправильные: чашечка пятилистная, окрашенная (жёлтая, синяя, сиреневая или белая), венчиковидная; верхний листочек её шлемовидной формы; под этим шлемом находится редуцированный венчик, превращённый в 2 нектарника; тычинок много, завязь верхняя (шпорца нет — отличие от живокости). Цветут во второй половине лета.

Формула цветка: ↑K5C(2),2A∞G3_{\displaystyle \uparrow K_{5}\;C_{{(2)},2}\;A_{\infty }\;G_{\underline {3}}}[4].

Плоды — 3—7 сухих, сборных, многосеменных листовок.

Химический состав

Во всех частях всех видов растений содержатся алкалоиды, в первую очередь — аконитин.

Отравление аконитом

По современным представлениям, «аконит — крайне ядовитое растение, применение его в медицине недопустимо и опасно для жизни даже при традиционном наружном применении»[5].

Первая помощь при отравлении аконитом — промывание желудка и приём активированного угля, для дальнейших действий необходима помощь врача[6]. В частности, рекомендуется внутривенное введение глюкозы, при судорогах — внутривенное введение противосудорожных препаратов, таких, как оксазепам[6].

Применение

Многие виды борца, растущие в умеренном поясе Северного полушария, именно Aconitum stoerckeanum, Aconitum napellus, Aconitum variegatum, культивируются цветоводами ради красивых цветов, в основном тёмно-синих или фиолетовых, реже жёлтых и беловатых, собранных в длинные кисти или пирамидальные головки. Так, в европейском цветоводстве широко известен садовый гибрид «Биколор» (Aconitum ×cammarum «Bicolor»). Растение образует густые кусты до полуметра высотой и крупными кистями бело-голубых цветов. Часто культивируется и неприхотливый, почти не требующий специального ухода «Волчий аконит» — Aconitum lycoctonum subsp. vulparia (Rchb.) Nyman. Растение более компактное, высотой 1—1,2 метра с кистями узких насыщенно-жёлтых цветов.

Все виды этого растения во всех своих вегетативных органах, в особенности в листьях и корнях, содержат одуряющее ядовитое вещество жгучего острого вкуса и потому должны считаться опасными ядовитыми растениями. Часто встречались случаи отравления (иногда и со смертельным исходом), происходившего или от случайной примеси листьев аконита к салату и овощам, или же оттого, что люди несведущие принимают иногда шишконосные корни ядовитого Aconitum napellus, растущего в горных долинах Средней и Южной Европы, за корни другого горного растения любисток (Levisticum из семейства Зонтичные), употребляемого во многих горных местностях для выделки травяного ликёра.

В VIII Государственную фармакопею СССР (1946) были включены два вида борца: борец каракольский (Aconitum karakolicum) и борец джунгарский (Aconitum soongaricum), произрастающие во влажных горных лесах Тянь-Шаня. Клубни этих борцов содержат сумму дитерпеновых алкалоидов, из которых наиболее ядовит — аконитин[7].

Трава борца бледноустого (Aconitum leucostomum) используется для получения препарата аллапинина, обладающего антиаритмическим действием[7].

Акониты дают пчёлам незначительное количество нектара и обножки. Пчёлы посещают их только при отсутствии других медоносов. Акониты нередко вызывают отравление пчёл[8].

Исторические сведения

Древние галлы и германцы натирали экстрактом этого растения наконечники стрел и копий, предназначенных для охоты на волков, пантер, барсов и других хищников. Это в какой-то мере подтверждают сохранившиеся в народе прозвища аконита — волчий корень, волкобой, у славян — песья смерть, песье зелье, чёрное зелье[2].

В Древнем Риме аконит пользовался успехом как декоративное растение и широко культивировался в садах. Однако римский император Траян в 117 году запретил выращивать аконит, так как были частые случаи подозрительных смертей от отравлений. В Древней Греции и Риме аконитом отравляли приговорённых к смерти[2].

Плутарх рассказывал об отравлении этим растением воинов Марка Антония. Воины, в пищу которых попадал аконит, теряли память и были заняты тем, что переворачивали каждый камень на своем пути, будто искали что-то очень важное, пока их не начинало рвать жёлчью. Существует предание, что Тамерлан был отравлен именно ядом аконита — соком этого растения была пропитана его тюбетейка[2].

В старинную медицину аконит введён в XVIII веке Штёрком, лейб-медиком австрийского императора, в честь которого и был назван один из распространённейших видов в садовой культуре — Борец Штёрка.

Яд бик (Bikh, или Bish, Tuber Aconiti indica[9]), известный на Востоке, в особенности в Индии, как один из самых ужасных, добывается из аконита, в частности, из Aconitum ferox. Корни всех названных видов служат в Индии для добывания страшного яда для стрел, употребляемого в особенности индийцами дигароа, которые с этой целью смешивают растёртые корни аконита с соком Dillenia speciosa[10].

Растение в культуре

Цветок посвящён Сатурну[11][неавторитетный источник?]. По легенде, он появился из падавшей на землю слюны Цербера. Считается, что символизирует преступление, словесный яд и холодность. Часто упоминается как ведьмин цветок.[источник не указан 2566 дней]

Классификация

Таксономическое положение

К роду Борец наиболее близки роды Живокость, или Дельфиниум, или Шпорник (Delphinium) и Сокирки, или Консолида (Consolida): три этих рода составляют трибу Живокостные (Delphinieae) подсемейства Лютиковые (Ranunculoideae) семейства Лютиковые (Ranunculaceae)[12]:

Наиболее известные виды

В средней полосе европейской части России чаще всего можно встретить четыре дикорастущих вида борца, все они ядовиты примерно в одинаковой степени.

Борец дубравный (Aconitum nemorosum Bieb.) встречается только в чернозёмной полосе. Растёт по степным склонам, а также по опушкам широколиственных лесов и среди кустарников. Отличается бледно-жёлтыми цветами и перисторассечёнными листьями.

Борец северный (Aconitum septentrionale Koelle.) (= Aconitum excelsum Reichb.) распространён практически по всей европейской части России, к северу встречается чаще. Растёт в лесах и среди кустарников. Цветки грязно-лиловые, белёсые, иногда даже белые. Последнее встречается редко. Форма шлема (верхней части цветка) конически-цилиндрическая, более узкая и длинная, чем у привычного садового аконита.

Борец Флёрова (Aconitum flerovii Steinb.) — редко встречающийся вид, занесён в Красную книгу России. Это узколокальный эндемик бассейна реки Шерны (Владимирская область). Указания Ярославской и Нижегородской областей позднее не подтвердились. Растёт по сероольшаникам в долинах небольших рек, иногда по заболоченным пойменным лугам и низинным болотам. Цветы фиолетовые, шлем куполообразный.

Борец шерстистоустый (Aconitum lasiostomum Reichb.) — этот вид можно найти во всех европейских областях России, кроме Предуралья. Растёт по лесам и на просеках. Цветки жёлтые или бледно-жёлтые, шлем узкий, почти цилиндрический.

Список видов

Род включает в себе более 330 видов[13], распространённых в Северном полушарии.

На территории России и сопредельных стран произрастает около 75 видов. Некоторые из них:

Примечания

  1. ↑ Об условности указания класса двудольных в качестве вышестоящего таксона для описываемой в данной статье группы растений см. раздел «Системы APG» статьи «Двудольные».
  2. 1 2 3 4 Мазнев Н. И. Энциклопедия лекарственных растений. — 3-е изд., испр. и доп. — М.: Мартин, 2004. — ISBN 5-8475-0213-3.
  3. Белоусова Л. С., Денисова Л. В. Редкие растения мира. — М.: Лесная промышленность, 1983. — 344 с.  (Проверено 4 марта 2010)
  4. Андреева И. И., Родман Л. С. Ботаника. — 3-е, перераб. и доп. изд. — М.: Колос, 2005. — С. 397. — 528 с. — ISBN 5-9532-0114-1.
  5. ↑ Особенности отравления ядовитым растением аконит (Aconitum)
  6. 1 2 Отравление аконитом
  7. 1 2 Блинова К. Ф. и др. Ботанико-фармакогностический словарь: Справ. пособие / Под ред. К. Ф. Блиновой, Г. П. Яковлева. — М.: Высш. шк, 1990. — С. 162. — ISBN 5-06-000085-0.
  8. Абрикосов Х. Н. и др. Борец // Словарь-справочник пчеловода / Сост. Федосов Н. Ф. — М.: Сельхозгиз, 1955. — С. 31. Архивная копия от 7 января 2012 на Wayback Machine
  9. ↑ Бик, яд // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  10. ↑ Информация из энциклопедии Брокгауза и Ефрона
  11. ↑ Аконит в Симболариуме (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 11 апреля 2019. Архивировано 16 ноября 2016 года.
  12. ↑ Список подсемейств и триб семейства Ranunculaceae на сайте GRIN Архивная копия от 17 сентября 2008 на Wayback Machine
  13. ↑ Виды рода Aconitum на сайте The Plant List

Литература

  • Аконит // А — Ангоб. — М. : Советская энциклопедия, 1969. — (Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978, т. 1).
  • Аконит // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Агапова Н. Д. Семейство лютиковые (Ranunculaceae) // Жизнь растений. В 6-ти т. Т. 5. Ч. 1. Цветковые растения / Под ред. А. Л. Тахтаджяна. — М.: Просвещение, 1980. — С. 210—216.
  • Штейнберг Е. И. Род 525. АКОНИТ или БОРЕЦ — ACONITUM L. // Флора СССР : в 30 т. / гл. ред. В. Л. Комаров. — М. ; Л. : Изд-во АН СССР, 1937. — Т. 7 / ред. тома Б. К. Шишкин. — С. 183—236. — 792, XXVI с. — 5200 экз.
  • Гиляров М. С. Биологический энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия, 1986. — С. 15. — 831 с.
  • Гаммерман А. Ф., Гром И. И. Дикорастущие лекарственные растения СССР. — М.: Медицина, 1976. — 288 с.
  • Gardeners’ Encyclopedia of Plants & Flowers. — Dorling Kindersley Limited, London, 1995.

Ссылки

wikiredia.ru

Борец джунгарский — Википедия

Борец джунгарский

промежуточные ранги

Вид:Борец джунгарский

Aconitum soongaricum (Regel) Stapf, 1887

Боре́ц джунга́рский, или Акони́т джунгарский (лат. Aconítum soongáricum, неправильно soongóricum) — многолетнее травянистое ядовитое растение, вид рода Борец (Aconitum) семейства Лютиковые (Ranunculaceae).

Ареал вида — Кашмир[4], КНР, Киргизия, Казахстан (Джунгарский Алатау и Заилийский Алатау), эпизодически Тарбагатай на высотах 2500—3000 метров.

Произрастает лишь на северных склонах на довольно богатых почвах с умеренным увлажнением. Не встречается в горно-лесном субальпийском поясе, на открытых ровных горных лугах и по берегам рек.

Борец джунгарский в Киргизии известен под названием «иссык-кульский корень» (ысык-көл тамыр). Киргизы приписывают ему крайнюю ядовитость и называют «уу коргошун», что в буквальном переводе означает «ядовитый свинец». Семантическое значение в том, что из свинца делают пулю, которая столь же смертельна, как и яд[5].

Под именем «карппи» или «кара-парпи» киргизы и узбеки подразумевают вывариваемую из корней чёрную массу, служащую лекарством. Популяция растения из-за активных сборов как частными лицами, так и государственными организациями в советской Киргизии сильно оскудела.

Китайские добытчики к началу XX века практически полностью выкопали корни аконита джунгарского восточных (не казахстанских) отрогов Джунгарского Алатау из-за высокой ценности этого растения в традиционной китайской медицине. Такая же судьба постигла и вкрапления аконита джунгарского в Кашмире.

В советской Киргизии ареалы аконита каракольского (вид схожий, близко родственный и отличимый от аконита джунгарского только по меньшему процентному содержанию ключевых алкалоидов) и заходящие в эту страну со стороны Казахстана ареалы аконита джунгарского с начала 60-х годов XX века были статьёй валютных доходов СССР. Добыча корня на большинстве участков в советской Киргизии велась в катастрофических для горного биоразнообразия масштабах и привела к оскудению природного потенциала. Заготавливаемые артелями и индивидуальными сборщиками корни «на века» привели к тому, что со времени начала эксплуатации участков сырьё десятилетиями лежало на складских площадях в ненадлежащих условиях хранения.

В Казахстане, население предгорий Заилийского и Джунгарского Алатау которого занимается в основном скотоводством, садоводством и поливным земледелием, борец джунгарский в больших количествах не добывался никогда. Благодаря этому в начале XXI века основные ареалы аконита джунгарского остались лишь в Казахстане. Для сохранения биоразнообразия добыча корня аконита джунгарского в Казахстане ограничена. Основным документом, регулирующим сбор аконита джунгарского, является Земельный кодекс Республики Казахстан.

Корневище в виде горизонтальной цепочки из чёткообразно сросшихся крупных конусовидных клубней длиной 2—2,5 см и толщиной 0,7—1 см. Стебель высотой 70—130 см и толщиной в нижней части до 6 мм, простой, прямой, крепкий, голый или опушённый, иногда очень густо.

Листья, кроме самых верхних, на длинных черешках, очерёдные, округло-сердцевидные, тёмно-зелёные, снизу бледнее, чем сверху, пластинка их округло-сердцевидная, длиной 5—9 см, шириной 8—12 см, рассечённые на пять клиновидных сегментов, которые в свою очередь разделены на две — три широко- или узко-ланцетные дольки длиной до 3 см и шириной до 0,6 см, с крупными зубцами. Нижние листья ко времени цветения обыкновенно отмирают.

Соцветие — верхушечная, конечная кисть. Цветки крупные, сине-фиолетовые, длиной 3,5—4 см и шириной 1,8 см. Цветоножки с двумя узко-линейными прицветничками. Чашелистики в числе пяти, венчиковидные, сине-фиолетовые. Верхний чашелистик (шлем) у вполне развитых цветков значительно отодвинут от боковых долей, дугообразно загнутый, с длинным носиком, под которым находится редуцированный венчик, превращённый в два нектарника, голый или слабо опушённый, высотой 0,9 см, длиной до 2 см, шириной на уровне носика 1,5 см; боковые доли околоцветника округло-яйцевидные, иногда слегка неравнобокие, в поперечнике около 1,5 см; нижние доли неравные, длиной до 1,5 см и шириной 0,3—0,6 см. Нектарники со шпорцем 2 мм длиной. Тычинок много (35—40), нити их в нижней части расширенные, с двумя зубчиками; пестиков три, каждый из них образован из одного плодолистика; завязь верхняя, голая, с довольно коротким столбиком и малозаметным, слегка двурасщеплённым рыльцем. Цветёт во второй половине лета.

Формула цветка: ↑Ca1,2,2CoCo2nectrA∞G3−7_{\displaystyle \mathrm {\uparrow \;Ca_{1,2,2}^{Co}\;Co_{2^{nect}}^{r}\;A_{\infty }\;G_{\underline {3-7}}} }[6].

Плод — сухая сборная трёхлистовка; вследствие недоразвития части завязей нередко развивается лишь одна листовка; листовки многосемянные с оттянутыми изогнутыми носиками. Семена длиной 4—5 мм, буро-коричневые, в очертании продолговатые, угловатые, с крупными поперечными крыловидными морщинами; семена созревают с сентября.

Заготовка[править | править код]

В качестве лекарственного сырья используют высушенные или свежесобранные корнеклубни (лат. Tuber Aconiti) дикорастущих растений и их листья. Корнеклубни заготавливают весной и осенью. Весной после таяния снега на горных склонах и до начала жаркого периода. Осенью с конца августа и до выпадения обильного снега. Летний промежуток между этими сезонами не имеет никакого иного значения, кроме того, что в это время верхняя часть растения (её активные испарения алкалоидов) опасна для сборщиков. В периоды сборки корни выкапывают, тщательно очищают от земли и повреждённых частей, моют в холодной воде, и подвергают быстрой или медленной сушке. Из 4 кг свежих клубней получается 1 кг сухих. Листья собирают до цветения растений или во время их цветения, подвяливают на солнце и сушат под навесом. Сырьё после сушки должно оставаться тёмно-зелёным. Хранить сырьё аконита необходимо отдельно от неядовитых трав, с обязательной этикеткой «Яд!», в недоступном для детей месте. Срок хранения в мешочках или закрытой таре — 2 года.

Наибольшим спросом пользуются корни, как сушёные, так и свежесобранные.

Для приготовления настойки из корней используется два способа:

  • С использованием сушёных корней.
  • С использованием свежесобранных или жизнеспособных корней после непродолжительного их хранения.

Химический состав[править | править код]

Все части растения содержат алкалоиды, связанные с аконитовой кислотой, главный из которых — аконитин. Но их количество зависит от фазы вегетации; весенние побеги до цветения наиболее богаты алкалоидами[7].

Клубни содержат 0,18-4 % суммы алкалоидов группы аконитина: аконитин (до 0,60 %)[8], мезоаконитин, гипоаконитин, гетааконитин, сасааконитин, бензоилаконин. Из других алкалоидов найдены: неопеллин, напеллонин (до 0,24 %)[8], спартеин, следы эфедрина. Кроме алкалоидов, из клубней аконита был получен даукостерин, а также значительное количество сахара (9 %), мезоинозидол (0,05 %), трансаконитиновая, бензойная, фумаровая и лимонная кислоты. Установлено наличие миристиновой, пальмитиновой, стеариновой, олеиновой и линолевой кислот. Клубни содержат также флавоны, сапонины, смолы, крахмал, кумарины (0,3 %).

Листья и стебли, кроме алкалоида аконитина, содержат инозит, дубильные вещества, аскорбиновую кислоту, флавоноиды, микроэлементы (свыше 20 видов) и другие биологически активные соединения.

Химический состав аконита до настоящего времени малоизучен.

Фармакологические свойства[править | править код]

Аконит обладает противовоспалительным, антимикробным, наркотическим, противоопухолевым, обезболивающим и спазмолитическим действием.

Действие обусловливается алкалоидами, главным образом аконитином, который является одним из самых сильных растительных ядов. При нанесении на кожу он вызывает зуд с последующей анестезией. Отравление аконитином независимо от способа введения проявляется в виде зуда и покалывания в различных частях тела, ломоты, сильного жжения и болей в желудочно-кишечном тракте, а также усиленной саливации. Одновременно отмечается головокружение, потемнение в глазах, расширение зрачков, побледнение кожных покровов, затруднённость дыхания и аритмия сердца. Смерть наступает от остановки дыхания. Крайняя ядовитость ограничивает лекарственное применение аконита[8].

Применение в медицине[править | править код]

В медицине используют корнеклубни — так называемый «иссык-кульский корень», и свежую траву как раздражающе-отвлекающее средство при радикулите, ревматизме и невралгиях. Применение ограничивается крайней ядовитостью. Ранее применялась только настойка из травы аконита джунгарского, входившая в состав препарата «Акофит», рекомендовавшегося при радикулитах[7].

Борец джунгарский был включён в VIII Государственную фармакопею СССР (1946)[9].

В настоящее время этот аконит используется только в народной медицине. Настойку корневищ используют наружно при невралгиях, мигрени, как болеутоляющее. В гомеопатии применяют от головной боли[10]. Активно используется при лечении обречённых больных раком на последних стадиях этого заболевания. О противораковом использовании аконита джунгарского писал Александр Солженицын в романе «Раковый корпус».

Применение в хозяйстве[править | править код]

Растение ядовито для всех животных, причём мясо павших животных тоже ядовито[10].

В быту травой аконита, как сильным инсектицидом, уничтожают мух, а настойкой из цветков — тараканов[11]. Иногда используют порошок сухого корня[10].

Вид Борец джунгарский входит в род Борец (Aconitum) трибы Живокостные (Delphinieae) подсемейства Лютиковые (Ranunculoideae) семейства Лютиковые (Ranunculaceae) порядка Лютикоцветные (Ranunculales).

  1. ↑ Об условности указания класса двудольных в качестве вышестоящего таксона для описываемой в данной статье группы растений см. раздел «Системы APG» статьи «Двудольные».
  2. Aconitum alatavicum (англ.): информация на сайте IPNI.21.11.2011
  3. Aconitum karakolicum (англ.): информация на сайте IPNI.21.11.2011
  4. Wang Wencai (王文采), Michael J. Warnock. Aconitum soongoricum. Flora of China (Флора Китая)
  5. Алдашев, А. А. Акониты (фармакология, токсикология и применение). — Фрунзе: Илим, 1979.
  6. Сербин, А. Г. и др. Медицинская ботаника. Учебник для студентов вузов. — Харьков: Изд-во НФаУ: Золотые страницы, 2003. — С. 130. — 364 с. — ISBN 966-615-125-1.
  7. 1 2 Гаммерман, А. Ф., Гром, И. И. Дикорастущие лекарственные растения СССР. — М.: Медицина, 1976
  8. 1 2 3 Атлас лекарственных растений СССР / Гл. ред. акад. Н. В. Цицин. — М.: Медгиз, 1962. — С. 20. — 702 с.
  9. Блинова, К. Ф. и др. Ботанико-фармакогностический словарь: Справ. пособие / Под (недоступная ссылка) ред. К. Ф. Блиновой, Г. П. Яковлева. — М.: Высш. шк., 1990. — С. 162. — ISBN 5-06-000085-0.
  10. 1 2 3 Губанов, И. А., Крылова, И. Л., Тихонова, В. Л. Дикорастущие полезные растения СССР. — М.: Мысль, 1976. — С. 130. — 360 с.
  11. ↑ По данным книги «Энциклопедия лекарственных растений» (см. раздел Литература)
  • Гаммерман А. Ф., Гром И. И. Дикорастущие лекарственные растения СССР. — М.: Медицина, 1976. — С. 83.
  • Мазнев Н. И. Энциклопедия лекарственных растений. — 3-е изд., испр. и доп. — М.: Мартин, 2004. — 496 с. — ISBN 5-8475-0213-3.
  • Сербин А. Г. и др. Медицинская ботаника : учеб. для студ. вузов / под общ. ред. Л. Х. Серой. — Харьков: Изд-во НФаУ: Золотые страницы, 2003. — С. 129—130. — 364 с. — ISBN 966-615-125-1.
  • Флора СССР : в 30 т. / гл. ред. В. Л. Комаров. — М. ; Л. : Изд-во АН СССР, 1937. — Т. 7 / ред. тома Б. К. Шишкин. — С. 231—232. — 792, XXVI с. — 5200 экз.
  • Чиков П. С. Атлас ареалов и ресурсов лекарственных растений СССР. — М.: Картография, 1983. — 340 с.
  • Юнусов С. Ю. Об алкалоидах Aconitum soongoricum Stapf. // Журн. общ. химии. — 1948. — Т. 18, № 3.
  • Wang Wencai (王文采), Michael J. Warnock. 194. Aconitum soongoricum // Флора Китая = Flora of China. — 2001. — Т. 6. — С. 217. (англ.)

ru.wikipedia.org

Читать онлайн электронную книгу Раковый корпус - 17. Иссык-кульский корень бесплатно и без регистрации!

Вера Корнильевна беспокоилась, как Русанов перенесёт полную дозу, за день наведывалась несколько раз и задержалась после конца работы. Она могла бы так часто не приходить, если бы дежурила Олимпиада Владиславовна, как было по графику, но её-таки взяли на курсы профказначеев, вместо неё сегодня днём дежурил Тургун, а он был слишком беспечен.

Русанов перенёс укол тяжеловато, однако в допустимых пределах. Вслед за уколом он получил снотворное и не просыпался, но беспокойно ворочался, дёргался, стонал. Всякий раз Вера Корнильевна оставалась понаблюдать за ним и слушала его пульс. Он корчился и снова вытягивал ноги. Лицо его покраснело, взмокло. Без очков да ещё на подушке голова его не имела начальственного вида. Редкие белые волосики, уцелевшие от облысения, были разлизаны по темени.

Но столько раз ходя в палату, Вера Корнильевна заодно делала и другие дела. Выписывался Поддуев, который считался старостой палаты, и хотя должность эта существовала ни для чего, однако полагалась. И от койки Русанова перейдя по соседству к следующей, Вера Корнильевна объявила:

— Костоглотов. С сегодняшнего дня вы назначаетесь старостой палаты.

Костоглотов лежал поверх одеяла одетый и читал газету (уж второй раз Гангарт приходила, а он все читал газету). Всегда ожидая от него какого-нибудь выпада, Гангарт сопроводила свою фразу лёгкой улыбкой, как бы объясняя, что и сама понимает, что всё это ни к чему. Костоглотов поднял от газеты весёлое лицо и, не зная, как лучше выразить уважение к врачу, подтянул к себе слишком вытянутые по кровати длинные ноги. Вид его был очень благожелательный, а сказал он:

— Вера Корнильевна! Вы хотите нанести мне непоправимый моральный урон. Никакой администратор не свободен от ошибок, а иногда и впадает в соблазн власти. Поэтому я после многолетних размышлений дал себе обет никогда больше не занимать административных должностей.

— А вы занимали? И высокие? — Она входила в забаву разговора с ним.

— Самая высокая была — помкомвзвода. Но фактически даже ещё выше. Моего командира взвода за полную тупость и неспособность отправили на курсы усовершенствования, откуда он должен был выйти не ниже, как командиром батареи — но уже не к нам в дивизион. А другого офицера, которого вместо него прислали, сразу пристегнули к политотделу сверх штата. Комдив мой не возражал, потому что я приличный был топограф, и ребята меня слушались. И так я в звании старшего сержанта два года был и. о. комвзвода — от Ельца до Франкфурта-на-Одере. И кстати, это были лучшие годы всей моей жизни, как ни смешно.

Всё-таки и с поджатыми ногами получалось невежливо, он спустил их на пол.

— Ну, вот видите, — улыбка расположения не сходила с лица Гангарт и когда она слушала его и когда сама говорила. — Зачем же вы отказываетесь? Вам опять будет хорошо.

— Славненькая логика! — мне хорошо! А демократия? Вы же попираете принципы демократии: палата меня не выбирала, избиратели не знают даже моей биографии… Кстати, и вы не знаете…

— Ну что ж, расскажите.

Она вообще негромко говорила, и он снизил голос для неё одной. Русанов спал, Зацырко читал, койка Поддуева была уже пуста, — их почти и не слышали.

— Это очень долго. И потом я смущён, что я сижу, а вы стоите. Так не разговаривают с женщинами. Но если я, как солдат, стану сейчас в проходе, будет ещё глупей. Вы присядьте на мою койку, пожалуйста.

— Вообще-то мне идти надо, — сказала она. И села на краешек.

— Видите, Вера Корнильевна, за приверженность демократии я больше всего в жизни пострадал. Я пытался насаждать демократию в армии — то есть, много рассуждал. За это меня в 39-м не послали в училище, оставили рядовым. А в 40-м уже доехал до училища, так сдерзил начальству там, и оттуда отчислили. И только в 41-м кой-как кончил курсы младших командиров на Дальнем Востоке. Честно говоря, очень досадно было мне, что я не офицер, все мои друзья пошли в офицеры. В молодости это как-то переживаешь. Но справедливость я ценил выше.

— У меня один близкий человек, — сказала Гангарт, глядя в одеяло, — тоже имел такую судьбу: очень развитой — и рядовой. — Полпаузы, миг молчания, пролетел меж их головами, и она подняла глаза. — Но вы и сегодня таким остались.

— То есть: рядовым или развитым?

— Дерзким. Как, например, вы всегда разговариваете с врачами? Со мной особенно.

Она строго это спросила, но странная была у неё строгость, вся пропитанная мелодичностью, как все слова и движения Веры Гангарт.

— Я — с вами? Я с вами разговариваю исключительно почтительно. Это у меня высшая форма разговора, вы ещё не знаете. А если вы имеете в виду первый день, так вы не представляете, в каких же я был клещах. Еле-еле меня, умирающего, выпустили из области. Приехал сюда — тут вместо зимы дождь-проливняк, а у меня — валенки под мышкой, у нас же там морозяра. Шинель намокла, хоть отжимай. Валенки сдал в камеру хранения, сел в трамвай ехать в старый город, там у меня ещё с фронта адрес моего солдата. А уже темно, весь трамвай отговаривает: не идите, зарежут! После амнистии 53-го года, когда всю шпану выпустили, никак её опять не выловят. А я ещё не был уверен, тут ли мой солдат, и улица такая, что никто её не знает. Пошёл по гостиницам. Такие красивые вестибюли в гостиницах, просто стыдно моими ногами входить, и кое-где даже места были, но вместо паспорта протяну своё ссыльное удостоверение — „нельзя!“, „нельзя!“ Ну, что делать? Умирать я был готов, но почему же под забором? Иду прямо в милицию: „Слушайте, я — ваш. Устраивайте меня ночевать“. Перемялись, говорят: „Идите в чайхану и ночуйте, мы там документов не проверяем.“ Но не нашёл я чайханы, поехал опять на вокзал. Спать нельзя, милиционер ходит-гоняет. Утром — к вам в амбулаторию. Очередь. Посмотрели — сейчас же ложиться. Теперь двумя трамваями через весь город — в комендатуру. Так рабочий день по всему Советскому Союзу — а комендант ушёл и наплевать. И никакой запиской он ссыльных не удостаивает: может придёт, может нет. Тут я сообразил: если я ему удостоверение отдам — мне, пожалуй, валенок на вокзале не выдадут. Значит, двумя трамваями опять на вокзал. Каждая поездка — полтора часа.

— Что-то я у вас валенок не помню. Разве были?

— Не помните, потому что я тут же, на вокзале, эти валенки продал какому-то дядьке. Рассчитал, что эту зиму долежу в клинике, а до следующей не доживу. Теперь опять в комендатуру! — на одних трамваях червонец проездил. Там ещё километр грязюкой переться, а ведь у меня боли, я еле иду. И всюду мешок свой тащу. Слава тебе, пришёл комендант. Отдаю ему в залог разрешение моей областной комендатуры, показываю направление вашей амбулатории, отмечает: можно лечь. Теперь еду… не к вам ещё, в центр. По афишам вижу, что идёт „Спящая красавица“.

— Ах вот как! Так вы ещё — по балетам? Ну, знала б — не положила б! Не-ет!

— Вера Корнильевна, это — чудо! Перед смертью последний раз посмотреть балет! Да и без смерти я его в своей вечной ссылке никогда не увижу. Так нет же, чёрт! — заменён спектакль! Вместо „Спящей красавицы“ пойдёт „Агу-Балы“.

Беззвучно смеясь, Гангарт качала головой. Вся эта затея умирающего с балетом ей, конечно, нравилась, очень нравилась.

— Что делать? В консерватории — фортепьянный концерт аспирантки. Но — далеко от вокзала, и угла лавки не захвачу. А дождь всё лупит, всё лупит! Один выход: ехать сдаваться к вам. Приезжаю — „мест нет, придётся несколько дней подождать“. А больные говорят: тут и по неделе ждут. Где ждать? Что мне оставалось? Без лагерной хватки пропадёшь. А тут вы ещё бумажку у меня из рук уносите?.. Как же я должен был с вами разговаривать?

Теперь весело вспоминалось, обоим было смешно.

Он это всё рассказывал без усилия мысли, а думал вот о чём: если мединститут она кончила в 46-м году, то ей сейчас не меньше тридцати одного года, она ему почти ровесница. Почему же Вера Корнильевна кажется ему моложе двадцатитрехлетней Зои? Не по лицу, а по повадке: по несмелости, по застыдчивости. В таких случаях бывает можно предположить, что она… Внимательный взгляд умеет выделить таких женщин по мелочам поведения. Но Гангарт — замужем. Так почему же…?

А она смотрела на него и удивлялась, почему он вначале показался ей таким недоброжелательным и грубым. У него, правда, тёмный взгляд и жёсткие складки, но он умеет смотреть и говорить очень дружественно и весело, вот как сейчас. Вернее, у него всегда наготове и та, и другая манера, и не знаешь, какую ждать.

— О балеринах и о валенках я теперь все усвоила, — улыбалась она. — Но — сапоги? Вы знаете, что ваши сапоги — это небывалое нарушение нашего режима?

И она сузила глаза.

— Опять режим, — скривился Костоглотов, и шрам его скривился. — Но ведь прогулка даже в тюрьме положена. Я без прогулки не могу, я тогда не вылечусь. Вы ж не хотите лишить меня свежего воздуха?

Да, Гангарт видела, как подолгу он гулял сторонними одинокими аллейками медгородка: у кастелянши выпросил женский халат, которых мужчинам не давали, не хватало; морщь халата сгонял под армейским поясом с живота на бока, а полы халата всё равно раздёргивались. В сапогах, без шапки, с косматой чёрной головой он гулял крупными твёрдыми шагами, глядя в камни под собой, а дойдя до намеченного рубежа, на нём поворачивался. И всегда он держал руки сложенными за спиной. И всегда один, ни с кем.

— Вот на днях ожидается обход Низамутдина Бахрамовича и знаете, чт о будет, если он увидит ваши сапоги? Мне будет выговор в приказе.

Опять она не требовала, а просила, даже как бы жаловалась ему. Она сама удивлялась тому тону даже не равенства, а немного и подчинения, который установился между ними и которого у неё с больными вообще никогда не бывало.

Костоглотов, убеждая, тронул своей лапой её руку:

— Вера Корнильевна! Стопроцентная гарантия, что он у меня их не найдёт. И даже в вестибюле никогда в них не встретит.

— А на аллейке?

— А там он не узнает, что я — из его корпуса! Даже вот хотите, давайте для смеху напишем анонимный донос на меня, что у меня сапоги, и он с двумя санитарками придёт здесь шарить — и никогда не найдут.

— А разве это хорошо — писать доносы? — Она опять сузила глаза.

Ещё вот: зачем она губы красила? Это было грубовато для неё, это нарушало её тонкость. Он вздохнул:

— Да ведь пишут. Вера Корнильевна, как пишут! И получается. Римляне говорили: testis unus — testis nullus , один свидетель — никакой не свидетель. А в двадцатом веке и один — лишний стал, и одного-то не надо.

Она увела глаза. Об этом трудно ведь было говорить.

— И куда ж вы их тогда спрячете?

— Сапоги? Да десятки способов, сколько будет времени. Может быть, в холодную печку кину, может быть, на верёвочке за окно подвешу. Не беспокойтесь!

Нельзя было не засмеяться и не поверить, что он действительно вывернется.

— Но как вы умудрились не сдать их в первый день?

— Ну, это уж совсем просто. В той конуре, где переодевался, поставил за створку двери. Санитарка всё остальное сгребла в мешок с биркой и унесла на центральный склад. Я из бани вышел, в газетку их обернул и понёс.

Разговаривали уже о какой-то ерунде. Шёл рабочий день, и почему она тут сидела? Русанов беспокойно спал, потный, но спал, и рвоты не было. Гангарт ещё раз подержала его пульс и уж было пошла, но тут же вспомнила, опять обернулась к Костоглотову:

— Да, вы дополнительного ещё не получаете?

— Никак нет, — навострился Костоглотов.

— Значит, с завтрашнего дня. В день два яйца, два стакана молока и пятьдесят грамм масла.

— Что-что? Могу ли я верить своим ушам? Да ведь меня никогда в жизни так не кормили!.. Впрочем, знаете, это справедливо. Ведь я за эту болезнь даже по бюллетеню не получу.

— Как это?

— Очень просто. Оказывается, я в профсоюзе ещё не состою шести месяцев. И мне ничего не положено.

— Ай-я-яй! Как же это получилось?

— Да отвык я просто от этой жизни. Приехал в ссылку — как я должен был догадаться, что надо скорей вступать в профсоюз?

С одной стороны такой ловкий, а с другой — такой неприспособленный. Этого дополнительного именно Гангарт ему добивалась, очень настойчиво, было не так легко… Но надо идти, идти, так можно проговорить целый день.

Она подходила уже к двери, когда он с насмешкой крикнул:

— Подождите, да вы меня не как старосту подкупаете? Теперь я буду мучиться, что впал в коррупцию с первого дня!..

Гангарт ушла.

Но после обеда больных ей было неизбежно снова навещать Русанова. К этому времени она узнала, что ожидаемый обход главного врача будет именно завтра. Так появилось и новое дело в палатах — идти проверять тумбочки, потому что Низамутдин Бахрамович ревнивее всего следил, чтобы в тумбочках не было крошек, лишних продуктов, а в идеале и ничего, кроме казённого хлеба и сахара. И ещё он проверял чистоту, да с такой находчивостью, что и женщина бы не догадалась.

Поднявшись на второй этаж, Вера Корнильевна запрокинула голову и зорко смотрела по самым верхним местам их высоких помещений. И в углу над Сибгатовым ей повиделась паутина (стало больше света, на улице проглянуло солнце). Гангарт подозвала санитарку — это была Елизавета Анатольевна, почему-то именно на неё выпадали все авралы, объяснила, как надо сейчас все мыть к завтрашнему дню, и показала на паутину.

Елизавета Анатольевна достала из халата очки, надела их, сказала:

— Представьте, вы совершенно правы. Какой ужас! — Сняла очки и пошла за лестницей и щёткой. Убирала она всегда без очков.

Дальше Гангарт вошла в мужскую палату. Русанов был в том же положении, распаренный, но пульс снизился, а Костоглотов как раз надел сапоги и халат и собирался гулять. Вера Корнильевна объявила всей палате о завтрашнем важном обходе и просила самим просмотреть тумбочки прежде, чем она их тоже проверит.

— А вот мы начнём со старосты, — сказала.

Начинать можно было и не со старосты, она не знала, почему опять пошла именно в этот угол.

Вся Вера Корнильевна была — два треугольника, поставленных вершина на вершину: снизу треугольник пошире, а сверху узкий. Перехват её стана был до того узенький, что просто руки тянулись наложить пальцы и подкинуть её. Но ничего подобного Костоглотов не сделал, а охотно растворил перед ней свою тумбочку:

— Пожалуйста.

— Ну-ка, разрешите, разрешите, — добиралась она. Он посторонялся.

Она села на его кровать у самой тумбочки и стала проверять. Она сидела, а он стоял над ней сзади и хорошо видел теперь её шею — беззащитные тонкие линии, и волосы средней тёмности, положенные просто в узелок на затылке без всякой претензии на моду.

Нет, надо было как-то освобождаться от этого наплыва. Невозможно, чтобы каждая милая женщина вызывала полное замутнение головы. Вот посидела с ним, поболтала, ушла — а он все эти часы думал о ней. А ей что? — она придёт вечером домой, её обнимет муж.

Надо было освобождаться! — но невозможно было и освободиться иначе, как через женщину же.

И он стоял и смотрел ей в затылок, в затылок. Сзади воротник халата поднялся колпачком, и открылась кругленькая косточка — самая верхняя косточка спины. Пальцем бы её обвести.

— Тумбочка, конечно, из самых безобразных в клинике, — комментировала тем временем Гангарт. — Крошки, промасленная бумага, тут же и махорка, и книга, и перчатки. Как вам не стыдно? Это вы всё-всё сегодня уберёте.

А он смотрел ей в шею и молчал.

Она вытянула верхний выдвижной ящичек и тут, между мелочью, заметила небольшой флакон с бурой жидкостью, миллилитров на сорок. Флакон был туго заткнут, при нём была пластмассовая рюмочка, как в дорожных наборах, и пипетка.

— А это что? Лекарство?

Костоглотов чуть свистнул.

— Так, пустяки.

— Что за лекарство? Мы вам такого не давали.

— Ну что ж, я не могу иметь своего?

— Пока вы лежите в нашей клинике и без нашего ведома — конечно нет!

— Ну, мне неудобно вам сказать… От мозолей.

Однако, она вертела в пальцах безымянный ненадписанный флакон, пытаясь его открыть, чтобы понюхать, — и Костоглотов вмешался. Обе жёсткие горсти сразу он наложил на её руки и отвёл ту, которая хотела вытянуть пробку.

Вечное это сочетание рук, неизбежное продолжение разговора…

— Осторожно, — очень тихо предупредил он. — Это нужно умеючи. Нельзя пролить на пальцы. И нюхать нельзя.

И мягко отобрал флакон.

В конце концов это выходило за границы всяких шуток!

— Что это? — нахмурилась Гангарт. — Сильное вещество?

Костоглотов опустился, сел рядом с ней и сказал деловито, совсем тихо:

— Очень. Это — иссык-кульский корень. Его нельзя нюхать — ни в настойке, ни в сухом виде. Поэтому он так и заткнут. Если корень перекладывать руками, а потом рук не помыть и забывши лизнуть — можно умереть.

Вера Корнильевна была испугана:

— И зачем он вам?

— Вот беда, — ворчал Костоглотов, — откопали вы на мою голову. Надо было мне его спрятать… Затем, что я им лечился и сейчас подлечиваюсь.

— Только для этого? — испытывала она его глазами. Сейчас она ничуть их не сужала, сейчас она была врач и врач.

Она-то смотрела как врач, но глаза-то были светло-кофейные.

— Только, — честно сказал он.

— Или это вы… про запас? — всё ещё не верила.

— Ну, если хотите, когда я ехал сюда — такая мысль у меня была. Чтоб лишнего не мучиться… Но боли прошли — это отпало. А лечиться я им продолжал.

— Тайком? Когда никто не видит?

— А что человеку делать, если не дают вольно жить? Если везде режим?

— И по скольку капали?

— По ступенчатой схеме. От одной капли до десяти, от десяти до одной и десять дней перерыв. Сейчас как раз перерыв. А честно говоря, я не уверен, что боли упали у меня от одного рентгена. Может, и от корня тоже.

Они оба говорили приглушённо.

— Это на чём настойка?

— На водке.

— Вы сами делали?

— У-гм.

— И какая ж концентрация?

— Да какая… Дал мне охапку, говорит: вот это — на три поллитра. Я и разделил.

— Но весит-то сколько?

— А он не взвешивал. Он так, на глазок принёс.

— На глазок? Такой ядище! Это — аконитум! Подумайте сами!

— А что мне думать? — начал сердиться Костоглотов. — Вы бы попробовали умирать одна во всей вселенной, да когда комендатура вас за черту посёлка не выпускает, вот тогда б и думали — аконитум! да сколько весит! Мне эта пригоршня корня, знаете, сколько могла потянуть? Двадцать лет каторжных работ! За самовольную отлучку с места ссылки. А я поехал. За полтораста километров. В горы. Живёт такой старик, Кременцов, борода академика Павлова. Из поселенцев начала века. Чистый знахарь! — сам корешок собирает, сам дозы назначает. В собственной деревне над ним смеются, в своём ведь отечестве нет пророка. А из Москвы и Ленинграда приезжают. Корреспондент „Правды“ приезжал. Говорят, убедился. А сейчас слухи, что старика посадили. Потому что дураки какие-то развели на поллитре и открыто в кухне держали, а позвали на ноябрьские гостей, тем водки не хватило, они без хозяев и выпили. Трое насмерть. А ещё в одном доме дети отравились. А старик при чём? Он предупреждал…

Но, заметив, что уже говорит против себя, Костоглотов замолк.

Гангарт волновалась:

— Так вот именно! Содержание сильнодействующих веществ в общих палатах — запрещено! Это исключается — абсолютно! Возможен несчастный случай. Дайте-ка сюда флакончик!

— Нет, — уверенно отказался он.

— Дайте! — она соединила брови и протянула руку к его сжатой руке.

Крепкие, большие, много работавшие пальцы Костоглотова закрылись так, что и пузырька в них видно не было.

Он улыбнулся:

— Так у вас не выйдет.

Она расслабила брови:

— В конце концов я знаю, когда вы гуляете, и могу взять флакончик без вас.

— Хорошо, что предупредили, теперь запрячу.

— На верёвочке за окно? Что ж мне остаётся, пойти и заявить?

— Не верю. Вы же сами сегодня осудили доносы!

— Но вы мне не оставляете никакого средства!

— И значит нужно доносить? Недостойно. Вы боитесь, что настойку выпьет вот товарищ Русанов? Я не допущу. Заверну и упакую. Но я буду уезжать от вас — ведь я опять начну корнем лечиться, а как же! А вы в него не верите?

— Совершенно! Это тёмные суеверия и игра со смертью. Я верю только в научные схемы, испытанные на практике. Так меня учили. И так думают все онкологи. Дайте сюда флакон.

Она всё-таки пробовала разжать его верхний палец.

Он смотрел в её рассерженные светло-кофейные глаза, и не только не хотелось ему упорствовать или спорить с ней, а с удовольствием он отдал бы ей этот пузырёк, и всю даже тумбочку. Но поступиться убеждениями ему было трудно.

— Э-эх, святая наука! — вздохнул он. — Если б это было всё так безусловно, не опровергало само себя каждые десять лет. А во что должен верить я? В ваши уколы? Вот зачем мне новые уколы ещё назначили? Что это за уколы?

— Очень нужные! Очень важные для вашей жизни! Вам надо жизнь спасти! — она выговорила это ему особенно настойчиво, и светлая вера была в её глазах. — Не думайте, что вы выздоровели!

— Ну, а точней? В чём их действие?

— А зачем вам точней! Они вылечивают. Они не дают возникать метастазам. Точней вы не поймёте… Хорошо, тогда отдайте мне флакон, а я даю вам честное слово, что верну его, когда будете уезжать!

Они смотрели друг на друга.

Он прекомично выглядел — уже одетый для прогулки в бабий халат и перепоясанный ремнём со звездой.

Но до чего ж она настаивала! Шут с ним, с флаконом, не жалко и отдать, дома у него ещё вдесятеро этого аконитума. Беда в другом: вот милая женщина со светло-кофейными глазами. Такое светящееся лицо. С ней так приятно разговаривать. Но ведь никогда невозможно будет её поцеловать. И когда он вернётся в свою глушь, ему даже поверить будет нельзя, что он сидел рядом вплоть вот с такой светящейся женщиной, и она хотела его, Костоглотова, спасти во что бы то ни стало!

Но именно спасти его она и не может.

— Вам тоже я опасаюсь отдать, — пошутил он. — У вас кто-нибудь дома выпьет.

(Кто! Кто выпьет дома?!. Она жила одна. Но сказать это сейчас было неуместно, неприлично.)

— Хорошо, давайте вничью. Давайте просто выльем.

Он рассмеялся. Ему жаль стало, что он так мало может для неё сделать.

— Ладно. Иду во двор и выливаю.

А всё-таки губы она красила зря.

— Нет уж, теперь я вам не верю. Теперь я должна сама присутствовать.

— Но вот идея! Зачем выливать? Лучше я отдам хорошему человеку, которого вы всё равно не спасёте. А вдруг ему поможет?

— Кому это?

Костоглотов показал кивком на койку Вадима Зацырко и ещё снизил голос:

— Ведь меланобластома?

— Вот теперь я окончательно убедилась, что надо выливать. Вы тут кого-нибудь мне отравите обязательно! Да как у вас духу хватит дать тяжелобольному яд? А если он отравится? Вас не будет мучить совесть?

Она избегала как-нибудь его называть. За весь долгий разговор она не назвала его никак ни разу.

— Такой не отравится. Это стойкий парень.

— Нет-нет-нет! Пойдёмте выливать!

— Просто я в ужасно хорошем настроении сегодня. Пойдёмте, ладно.

И они пошли между коек и потом на лестницу.

— А вам не будет холодно?

— Нет, у меня кофточка поддета.

Вот, она сказала — „кофточка поддета“. Зачем она так сказала? Теперь хотелось посмотреть — какая кофточка, какого цвета. Но и этого он не увидит никогда.

Они вышли на крыльцо. День разгулялся, совсем был весенний, приезжему не поверить, что только седьмое февраля. Светило солнце. Высоковетвенные тополя и низкий кустарник изгородей — всё ещё было голо, но и редкие уже были клочки снега в тени. Между деревьями лежала бурая и серая прилегшая прошлогодняя трава. Аллеи, плиты, камни, асфальт были влажны, ещё не высохли. По скверу шло обычное оживлённое движение — навстречу, в обгон, вперекрест по диагоналям. Шли врачи, сёстры, санитарки, обслуга, амбулаторные больные и родственники клинических. В двух местах кто-то даже присел на скамьи. Там и здесь, в разных корпусах, уже были открыты первые окна.

Перед самым крыльцом тоже было странно выливать.

— Ну, вон туда пойдемте! — показал он на проход между раковым корпусом и ухогорлоносовым. Это было одно из его прогулочных мест.

Они пошли рядом плитчатой дорожкой. Врачебная шапочка Гангарт, сшитая по фасону пилотки, приходилась Костоглотову как раз по плечо.

Он покосился. Она шла вполне серьёзно, как бы делать важное дело. Ему стало смешно.

— Скажите, как вас в школе звали? — вдруг спросил он.

Она быстро взглянула на него.

— Какое это имеет значение?

— Да никакого, конечно, а просто интересно.

Несколько шагов она прошла молча, чуть пристукивая по плитам. Её газельи тонкие ноги он заметил ещё в первый раз, когда лежал умирающий на полу, а она подошла.

— Вега, — сказала она.

(То есть, и это была неправда. Неполная правда. Её так в школе звали, но один только человек. Тот самый развитой рядовой, который с войны не вернулся. Толчком, не зная почему, она вдруг доверила это имя другому.)

Они вышли из тени в проход между корпусами — и солнце ударило в них, и здесь тянул ветерок.

— Вега? В честь звезды? Но Вега — ослепительно белая.

Они остановились.

— А я — не ослепительная, — кивнула она. — Но я — ВЕ-ра ГА-нгарт. Вот и всё.

В первый раз не она перед ним растерялась, а он перед ней.

— Я хотел сказать… — оправдывался он.

— Всё понятно. Выливайте! — приказала она.

И не давала себе улыбнуться.

Костоглотов расшатал плотно загнанную пробку, осторожно вытянул её, потом наклонился (это очень смешно было в его халате-юбке сверх сапог) и отвалил небольшой камешек из тех, что остались тут от прежнего мощения.

— Смотрите! А то скажете — я в карман перелил! — объявил он с корточек у её ног.

Её ноги, ноги её газельи, он заметил ещё в первый раз, в первый раз.

В сырую ямку на тёмную землю он вылил эту мутно-бурую чью-то смерть. Или мутно-бурое чьё-то выздоровление.

— Можно закладывать? — спросил он.

Она смотрела сверху и улыбалась.

Было мальчишеское в этом выливании и закладывании камнем. Мальчишеское, но и похожее на клятву. На тайну.

— Ну, похвалите же меня, — поднялся он с корточек.

— Хвалю, — улыбнулась она. Но печально. — Гуляйте.

И пошла в корпус

Он смотрел ей в белую спину. В два треугольника, верхний и нижний.

До чего ж его стало волновать всякое женское внимание! За каждым словом он понимал больше, чем было. И после каждого поступка он ждал следующего.

Ве-Га. Вера Гангарт. Что-то тут не сошлось, но он сейчас не мог понять. Он смотрел ей в спину.

— Вега! Ве-га! — вполголоса проговорил он, стараясь внушить издали. — Вернись, слышишь? Вернись! Ну, обернись!

Но не внушилось. Она не обернулась.

librebook.me

Смертельные настойки - Караван | Караван

Предостерегают медики и от другого “препарата” – кукольника. Знахари называют его “верным средством” от алкоголизма.

Итог “лечения” – остановка сердца

Настойку на иссык-кульском корне, или аконите, алматинцы употребляют в основном по советам знакомых и знахарей. Купить ее можно с рук на рынках – обычно бутылки с опасным лекарством продают из-под полы. Мы побывали на "зеленом рынке", где торгуют травами и настоями. Сто граммов жидкости здесь стоит 1500 тенге. Страшный итог “лечения” – судороги, остановка сердца.

– Официально зарегистрированных лекарственных средств, содержащих аконит, в Казахстане нет, – говорит эксперт фармакопейного центра “Национальный центр экспертизы лекарственных средств” Салтанат АЛПЫСБАЕВА. – До 1976 года настойка из корней аконита на 40-процентном спирте продавалась в аптечной сети, использовалась как болеутоляющее средство при суставных заболеваниях – только наружно! Но с тех пор в аптеках больше не продают препараты, приготовленные на основе аконита. Потому что это сильнодействующий яд. Неизвестно, в каких соотношениях знахари готовят настойку аконита, в каких количествах ее употребляют. Говорят, что она используется якобы как противоопухолевое средство.

Наружное применение тоже опасно!

Яд легко проникает в организм через слизистую и кожный покров, поэтому наружное применение подобных настоек тоже опасно!

– Этой настойкой люди пытаются лечить бронхиальную астму, артрит, стенокардию, злокачественную опухоль, – говорит врач-реаниматолог с 27-летним стажем станции скорой помощи г. Алматы Андрей ЭПИКТЕТОВ. – Бытует мнение, что абсолютно безвредна настойка аконита при ежедневном приеме в малых дозах (одна-две капли с чаем). Дело в том, что аконит обладает слабым обезболивающим действием, поэтому многие принимают отсутствие болей за выздоровление. Но это не так! Страшные последствия знахарства мы наблюдаем из года в год. Ни один здравомыслящий врач не назначит пациенту настойку аконита – ни по капле, ни тем более чайной ложке!

Хроника трагедий

Андрей Эпиктетов рассказал случаи из своей практики за последнее время. В отделении реанимации алматинской больницы умерла 30-летняя женщина. Сердце у пациентки останавливалось, но врачам удавалось вернуть ее к жизни, потом ситуация повторялась... После девятой остановки сердца уже ничего сделать было нельзя. Женщине кто-то посоветовал прополоскать рот настойкой иссык-кульского корня – аконита, когда у нее разболелся зуб. Боль прошла сама по себе, но алматинка все-таки купила “чудодейственную” настойку на рынке у старушки. Несколько раз прополоскала зубы…

В другом случае скончалась женщина 44 лет. У нее был неспецифический полиартрит. Пытаясь избавиться от недуга, она втирала настойку иссык-кульского корня в кожу в области пораженных суставов.

Погиб и алматинец, лечивший межреберную невралгию компрессами c этой настойкой.

Недавно в отделение реанимации был доставлен 20-летний парень с признаками тяжелого отравления аконитом. Вместе с отцом они выпили по чашке кофе, предварительно разбавив его жидкостью из бутылки с этикеткой “Рижский бальзам”. Бутылка стояла в баре – ее поставила родственница. По цвету и запаху жидкость мало чем отличалась от бальзама. Отец умер до приезда “скорой помощи”. Парень погиб уже в стационаре.

Четыре смерти во время застолья

– Даже хранение в доме настойки иссык-кульского корня небезопасно, – продолжает Андрей Геннадьевич. – Обычно ее разливают в бутылки из-под коньяка, ликеров, бальзамов, хранят в холодильнике или баре. Ближе к концу застолья кто-нибудь находит початую бутылочку настойки и разливает ее гостям. Один раз мы увезли с застолья сразу четыре трупа.

По словам нашего эксперта, обычно пострадавшие уже через 20–30 минут начинают чувствовать резкую слабость, онемение языка, кончиков пальцев, кистей и стоп. Возникает рвота, реже – жидкий стул. Затем падает артериальное давление, нарушается сердечный ритм. Число сердечных сокращений достигает двухсот и более ударов в минуту.

– Сердце буквально выпрыгивает из груди, а пациент обычно ничего не чувствует, – говорит врач. – Эти симптомы быстро приводят к остановке сердца…

Осторожно, кукольник!

Другое ядовитое “народное” средство, которым травятся алматинцы, – кукольник (чемерица), тоже продается на рынках Алматы. “Временно кукольника по городу нет, но скоро появится”, – сообщили нам в городской справочной аптек. Выходит, кукольник бывает и в аптеках?

В Национальном центре экспертиз лекарственных средств эту информацию опровергли – в аптечной сети Казахстана препараты на основе чемерицы не продаются. В нашей стране выпускается только настойка на основе чемерицы, она используется в ветеринарии как противопаразитарное средство при заболеваниях крупного рогатого скота, а в народной медицине – при чесотке и педикулезе.

На многочисленных интернет-сайтах по народной медицине, а также в телепрограммах народных целителей кукольник рекомендуют как средство для лечения алкоголизма. Якобы он снимает алкогольную зависимость. Но почему-то немногие обращают внимание на целый список противопоказаний, в числе которых – сердечно-сосудистые заболевания.

Отравляющая “терапия”

– В основном кукольником травятся мужчины, которые употребляют спиртное, – говорит Андрей Эпиктетов. – Бывает, приезжаем на вызов – сердечный приступ, а после выясняется: жена напоила супруга отваром травы кукольника, чтобы тот бросил вредную привычку. Отвар кукольника (чемерицы) в больших дозах опасен для сердца. Совместное употребление кукольника и любого алкоголя вызывает тяжелое отравление. У пострадавшего падает артериальное давление, замедляется пульс. Одного мужчину пришлось везти в больницу, когда он после отвара кукольника съел лишь конфету с ликером.

В этом году в Алматы официально зарегистрировано 8 случаев отравления кукольником. Неофициальная статистика может быть в несколько раз больше, так как пациенты с признаками сердечной недостаточности часто попадают в отделение кардиологии.

Некоторые бросают потом вредную привычку, но врачи против такой “терапии”. Если у человека проблемы с сердцем или другие хронические заболевания – его можно не спасти.

***

АКОНИТ – один из самых сильных в природе растительных ядов, другие названия – волкобой, синий борец, голубой лютик, иссык-кульский корень. Растение с крупными листьями ромбовидной формы, фиолетовыми цветами, собранными в соцветия в виде кисти. В Казахстане есть два вида аконита – джунгарский и каракольский. В окрестностях Алматы на склонах гор растет джунгарский аконит. Ядовиты все части растения, особенно клубневидные корни, содержащие аконитин и зоонгорин. Чем выше произрастает аконит, тем ядовитее. Обычно встречается на высоте 1000–3000 метров над уровнем моря. Настойка имеет светло- или темно-коричневый цвет, слегка горьковатый вкус.

ЧЕМЕРИЦА, или КУКОЛЬНИК, произрастает во многих регионах республики, в том числе в Алматинской области. Основной регион ее заготовления – Восточный Казахстан.

Вопрос директору ТОО «Д-Маркет» (зеленый рынок): Почему администрация рынка допускает продажу на своей территории смертельно  опасной настойки аконита?

Иллюстрация с сатй fudi.ru

Елена КОЭМЕЦ

www.caravan.kz

Борец — Википедия

Боре́ц, или Акони́т (лат. Aconítum) — род ядовитых многолетних травянистых растений семейства лютиковые (Ranunculaceae) с прямыми стеблями и с чередующимися дланевидными листьями.

Латинское название рода Aconitum (Аконит) произошло от греческого греч. Aconae — «скала, утёс» или Acontion — «стрелы». Растение было известно под тем же названием ещё древним.

Одна из легенд о происхождении растения связана с мифологическим героем Древней Греции — Гераклом. При выполнении двенадцатого подвига герой пленил и вывел из царства Аида трёхголового стража преисподней Цербера. Оказавшееся на поверхности чудовище, ослеплённое ярким солнечным светом, стало бешено вырываться. При этом из его пастей потекла ядовитая слюна, залившая землю и траву вокруг, и там, куда она попадала, поднимались высокие, стройные ядовитые растения. А поскольку произошло всё это якобы вблизи города Акони, в честь его и назвали необычный многолетник — «аконитум»[2].

Его виды носят русские народные названия — «борец-корень», «волчий корень», «волкобой», «иссык-кульский корень», «царь-зелье», «царь-трава», «чёрный корень», «чёрное зелье», «козья смерть», «железный шлем», «шлемник», «каска», «капюшон», «лошадка», «туфелька», «лютик голубой», «синеглазка», «прострел-трава», «прикрыш-трава». Немецкое название — Eisenhut — дано растению за сходство цветка со шлемом с опущенным забралом.

Все виды аконита распространены в Европе, Азии, Северной Америке.

Аконит растёт на влажных местах вдоль берегов рек и по обочинам дорог, на богатых перегноем почвах, на горных лугах.

Борец новеборацензе (Aconitum noveboracense) включён в официальный список растений, находящихся под угрозой исчезновения в США, а также в Красную книгу МСОП.[3]

Цветок и диаграмма цветка

Род весьма близок к растениям рода Живокость (Delphinium), или Шпорник. В отличие от большинства родов семейства, Борец имеет зигоморфные цветы, что делает общий облик этого растения не очень похожим на классические Лютиковые и несколько сближает его по внешнему виду с семейством Бобовые (Fabaceae). Более всего своим габитусом цветущие растения борца напоминают широко известную сельскохозяйственную культуру семейства бобовых — люпин, также часто имеющий фиолетовые или синие цветки и немного более компактные соцветия.

Многолетние травянистые растения.

Корневая система бывает двух видов. Небольшой клубневидновздутый конический корень, чёрный снаружи, летом развивает 1—2 молодых дочерних клубнекорня, перезимовывает и даёт весной начало новому растению; старый клубнекорень к концу вегетационного периода или отмирает вместе с надземной частью или старые клубнекорни не отмирают и не отделяются, а остаются связанными с новым молодым корнем, так что образуется целая цепочка из нескольких, иногда 12—15, корней. При другом типе корневой системы клубней не образуется, а развиваются многочисленные тонкие шнуровидные корни, сросшиеся в плоский стержневой корень, немного перекрученный.

Листья очерёдные, округлые, более или менее глубокопальчатораздельные.

Соцветия — верхушечная кисть из крупных цветков. Цветки неправильные: чашечка пятилистная, окрашенная (жёлтая, синяя, сиреневая или белая), венчиковидная; верхний листочек её шлемовидной формы; под этим шлемом находится редуцированный венчик, превращённый в 2 нектарника; тычинок много, завязь верхняя (шпорца нет — отличие от живокости). Цветут во второй половине лета.

Формула цветка: ↑K5C(2),2A∞G3_{\displaystyle \uparrow K_{5}\;C_{{(2)},2}\;A_{\infty }\;G_{\underline {3}}}[4].

Плоды — 3—7 сухих, сборных, многосеменных листовок.

Во всех частях всех видов растений содержатся алкалоиды, в первую очередь — аконитин.

По современным представлениям, «аконит — крайне ядовитое растение, применение его в медицине недопустимо и опасно для жизни даже при традиционном наружном применении»[5].

Первая помощь при отравлении аконитом — промывание желудка и приём активированного угля, для дальнейших действий необходима помощь врача[6]. В частности, рекомендуется внутривенное введение глюкозы, при судорогах — внутривенное введение противосудорожных препаратов, таких, как оксазепам[6].

Многие виды борца, растущие в умеренном поясе Северного полушария, именно Aconitum stoerckeanum, Aconitum napellus, Aconitum variegatum, культивируются цветоводами ради красивых цветов, в основном тёмно-синих или фиолетовых, реже жёлтых и беловатых, собранных в длинные кисти или пирамидальные головки. Так, в европейском цветоводстве широко известен садовый гибрид «Биколор» (Aconitum ×cammarum «Bicolor»). Растение образует густые кусты до полуметра высотой и крупными кистями бело-голубых цветов. Часто культивируется и неприхотливый, почти не требующий специального ухода «Волчий аконит» — Aconitum lycoctonum subsp. vulparia (Rchb.) Nyman. Растение более компактное, высотой 1—1,2 метра с кистями узких насыщенно-жёлтых цветов.

Все виды этого растения во всех своих вегетативных органах, в особенности в листьях и корнях, содержат одуряющее ядовитое вещество жгучего острого вкуса и потому должны считаться опасными ядовитыми растениями. Часто встречались случаи отравления (иногда и со смертельным исходом), происходившего или от случайной примеси листьев аконита к салату и овощам, или же оттого, что люди несведущие принимают иногда шишконосные корни ядовитого Aconitum napellus, растущего в горных долинах Средней и Южной Европы, за корни другого горного растения любисток (Levisticum из семейства Зонтичные), употребляемого во многих горных местностях для выделки травяного ликёра.

В VIII Государственную фармакопею СССР (1946) были включены два вида борца: борец каракольский (Aconitum karakolicum) и борец джунгарский (Aconitum soongaricum), произрастающие во влажных горных лесах Тянь-Шаня. Клубни этих борцов содержат сумму дитерпеновых алкалоидов, из которых наиболее ядовит — аконитин[7].

Трава борца бледноустого (Aconitum leucostomum) используется для получения препарата аллапинина, обладающего антиаритмическим действием[7].

Акониты дают пчёлам незначительное количество нектара и обножки. Пчёлы посещают их только при отсутствии других медоносов. Акониты нередко вызывают отравление пчёл[8].

Исторические сведения[править | править код]

Древние галлы и германцы натирали экстрактом этого растения наконечники стрел и копий, предназначенных для охоты на волков, пантер, барсов и других хищников. Это в какой-то мере подтверждают сохранившиеся в народе прозвища аконита — волчий корень, волкобой, у славян — песья смерть, песье зелье, чёрное зелье[2].

В Древнем Риме аконит пользовался успехом как декоративное растение и широко культивировался в садах. Однако римский император Траян в 117 году запретил выращивать аконит, так как были частые случаи подозрительных смертей от отравлений. В Древней Греции и Риме аконитом отравляли приговорённых к смерти[2].

Плутарх рассказывал об отравлении этим растением воинов Марка Антония. Воины, в пищу которых попадал аконит, теряли память и были заняты тем, что переворачивали каждый камень на своем пути, будто искали что-то очень важное, пока их не начинало рвать жёлчью. Существует предание, что Тамерлан был отравлен именно ядом аконита — соком этого растения была пропитана его тюбетейка[2].

В старинную медицину аконит введён в XVIII веке Штёрком, лейб-медиком австрийского императора, в честь которого и был назван один из распространённейших видов в садовой культуре — Борец Штёрка.

Яд бик (Bikh, или Bish, Tuber Aconiti indica[9]), известный на Востоке, в особенности в Индии, как один из самых ужасных, добывается из аконита, в частности, из Aconitum ferox. Корни всех названных видов служат в Индии для добывания страшного яда для стрел, употребляемого в особенности индийцами дигароа, которые с этой целью смешивают растёртые корни аконита с соком Dillenia speciosa[10].

Цветок посвящён Сатурну[11][неавторитетный источник?]. По легенде, он появился из падавшей на землю слюны Цербера. Считается, что символизирует преступление, словесный яд и холодность. Часто упоминается как ведьмин цветок.[источник не указан 2566 дней]

Таксономическое положение[править | править код]

К роду Борец наиболее близки роды Живокость, или Дельфиниум, или Шпорник (Delphinium) и Сокирки, или Консолида (Consolida): три этих рода составляют трибу Живокостные (Delphinieae) подсемейства Лютиковые (Ranunculoideae) семейства Лютиковые (Ranunculaceae)[12]:

Наиболее известные виды[править | править код]

В средней полосе европейской части России чаще всего можно встретить четыре дикорастущих вида борца, все они ядовиты примерно в одинаковой степени.

Борец дубравный (Aconitum nemorosum Bieb.) встречается только в чернозёмной полосе. Растёт по степным склонам, а также по опушкам широколиственных лесов и среди кустарников. Отличается бледно-жёлтыми цветами и перисторассечёнными листьями.

Борец северный (Aconitum septentrionale Koelle.) (= Aconitum excelsum Reichb.) распространён практически по всей европейской части России, к северу встречается чаще. Растёт в лесах и среди кустарников. Цветки грязно-лиловые, белёсые, иногда даже белые. Последнее встречается редко. Форма шлема (верхней части цветка) конически-цилиндрическая, более узкая и длинная, чем у привычного садового аконита.

Борец Флёрова (Aconitum flerovii Steinb.) — редко встречающийся вид, занесён в Красную книгу России. Это узколокальный эндемик бассейна реки Шерны (Владимирская область). Указания Ярославской и Нижегородской областей позднее не подтвердились. Растёт по сероольшаникам в долинах небольших рек, иногда по заболоченным пойменным лугам и низинным болотам. Цветы фиолетовые, шлем куполообразный.

Борец шерстистоустый (Aconitum lasiostomum Reichb.) — этот вид можно найти во всех европейских областях России, кроме Предуралья. Растёт по лесам и на просеках. Цветки жёлтые или бледно-жёлтые, шлем узкий, почти цилиндрический.

Список видов[править | править код]

Род включает в себе более 330 видов[13], распространённых в Северном полушарии.

На территории России и сопредельных стран произрастает около 75 видов. Некоторые из них:

  1. ↑ Об условности указания класса двудольных в качестве вышестоящего таксона для описываемой в данной статье группы растений см. раздел «Системы APG» статьи «Двудольные».
  2. 1 2 3 4 Мазнев Н. И. Энциклопедия лекарственных растений. — 3-е изд., испр. и доп. — М.: Мартин, 2004. — ISBN 5-8475-0213-3.
  3. Белоусова Л. С., Денисова Л. В. Редкие растения мира. — М.: Лесная промышленность, 1983. — 344 с.  (Проверено 4 марта 2010)
  4. Андреева И. И., Родман Л. С. Ботаника. — 3-е, перераб. и доп. изд. — М.: Колос, 2005. — С. 397. — 528 с. — ISBN 5-9532-0114-1.
  5. ↑ Особенности отравления ядовитым растением аконит (Aconitum)
  6. 1 2 Отравление аконитом
  7. 1 2 Блинова К. Ф. и др. Ботанико-фармакогностический словарь: Справ. пособие / Под ред. К. Ф. Блиновой, Г. П. Яковлева. — М.: Высш. шк, 1990. — С. 162. — ISBN 5-06-000085-0.
  8. Абрикосов Х. Н. и др. Борец // Словарь-справочник пчеловода / Сост. Федосов Н. Ф. — М.: Сельхозгиз, 1955. — С. 31. Архивная копия от 7 января 2012 на Wayback Machine
  9. ↑ Бик, яд // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  10. ↑ Информация из энциклопедии Брокгауза и Ефрона
  11. ↑ Аконит в Симболариуме (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 11 апреля 2019. Архивировано 16 ноября 2016 года.
  12. ↑ Список подсемейств и триб семейства Ranunculaceae на сайте GRIN Архивная копия от 17 сентября 2008 на Wayback Machine
  13. ↑ Виды рода Aconitum на сайте The Plant List
  • Аконит // А — Ангоб. — М. : Советская энциклопедия, 1969. — (Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978, т. 1).
  • Аконит // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Агапова Н. Д. Семейство лютиковые (Ranunculaceae) // Жизнь растений. В 6-ти т. Т. 5. Ч. 1. Цветковые растения / Под ред. А. Л. Тахтаджяна. — М.: Просвещение, 1980. — С. 210—216.
  • Штейнберг Е. И. Род 525. АКОНИТ или БОРЕЦ — ACONITUM L. // Флора СССР : в 30 т. / гл. ред. В. Л. Комаров. — М. ; Л. : Изд-во АН СССР, 1937. — Т. 7 / ред. тома Б. К. Шишкин. — С. 183—236. — 792, XXVI с. — 5200 экз.
  • Гиляров М. С. Биологический энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия, 1986. — С. 15. — 831 с.
  • Гаммерман А. Ф., Гром И. И. Дикорастущие лекарственные растения СССР. — М.: Медицина, 1976. — 288 с.
  • Gardeners’ Encyclopedia of Plants & Flowers. — Dorling Kindersley Limited, London, 1995.

ru.wikipedia.org

Иссык кульский корень от рака. Настойка аконита джунгарского, применение

Относится это растение к сильно ядовитым. Перед его использованием в лечебных целях необходима консультация врача, а также строжайшее соблюдение всех дозировок при приготовлении и приеме препаратов из него. Растение джунгарский аконит прославилось тем, что успешно помогает справляться с , особенно в тех случаях, когда официальная медицина уже не в силах противостоять недугу.

Аконит джунгарский издавна применяется в народной медицине, поскольку оказывает антимикробное, наркотическое, противовоспалительное, спазмолитическое и обезболивающее действие. Настойка аконита джунгарского из корней является мощным обезболивающим средством, она может применяться не только при онкологических болях, но и при ревматических, невралгических, отлично помогает при мигрени. Превышать дозировки в рецептах категорически нельзя. Так, ядовито-смертельными считаются дозы: 5 мл настойки аконита либо 2 мг его алкалоида, а также 1 грамм свежего или сухого сырья.

Как готовить целебную настойку аконита: корень измельчить, 1 (одну) ч. л. отсыпать в стеклянную бутылку, залить качественной водкой (1/2 л). Убрать для настаивания на 2 недели. Ежедневно препарат нужно взбалтывать. Спустя 14 дней его следует отфильтровать, пропустив через несколько марлевых салфеток.

Как принимать настойку аконита джунгарского: пипеткой отбирают 1 каплю жидкости, растворяют ее в 50 миллилитрах кипяченой воды. Получившийся раствор делят на три приема, выпивают каждую порцию натощак, примерно минут за 20 до еды. На другой день прибавляют еще каплю, теперь их будет 2 (две) на 50 мл воды. На третий день дозу увеличивают еще на каплю - и таким образом доводят до 10 капель, прибавляя ежедневно. Начиная с одиннадцатого дня, ведут «обратный отсчет», то есть ежедневно убирают по одной капле, доводя постепенно до одной на прием. Это и будет полный курс для онкологического больного.

Прежде, чем повторить лечение аконитом, делают перерыв от двух до шести месяцев. Народная медицина рекомендует на период отдыха перейти на настойку других ядовитых растений, уничтожающих раковые клетки. К примеру, хорошо себя зарекомендовал в этом плане .

Считается, что общее лечение злокачественных опухолей должно протекать непрерывным циклом. После курса болиголова можно снова вернуться к употреблению аконита. Для обезболивания настойку из аконита применяют наружно — втирают в небольшом количестве (от чайной ложки до столовой) в болезненную область, после чего укутывают теплым платком.

Довольно большое количество людей, столкнувшиеся, к сожалению, с онкологическими проблемами, хоть краешком уха, но слышали об этом растении - об аконите. Это довольно неплохое лекарство, используемое в борьбе с раком, правда слава у него несколько противоречивая. Удивляться этому не приходится, потому что для того, чтобы применять его для излечения от онкологических опухолей, надо соблюдать осторожность, дабы не навредить себе.

Для получения необходимого лечебного эффекта и во избежание опасности для собственного здоровья следует заняться правильной подготовкой аконита. Надо запомнить, что если заболевший решил использовать аконит, лечение рака, которое будет включать разные процедуры, должны проводиться только под наблюдением квалифицированного врача-онколога в медцентре.

Борец высокий (еще его называют голубым лютиком, джунгарским аконитом, шлемником) - это многолетнее растение, в семенах, стеблях, цветах и листьях которого очень высокое содержание ядовитых веществ. Но больше всего их в корне. Все известно, что народная медицина приветствует использование натуральных алкалоидов для лечения разных видов опухолей. Принято считать, что аконит – лекарство от рака чуть ли не самое лучшее и продуктивное. Возможно, именно потому, что в нем есть самое большое количество ядов, больше даже чем в болиголове.

Традиционная медицина не считает, что голубой лютик такое уж эффективное лекарственное средство в борьбе с онкоболезнями. Официально это растение применяют в Болгарии и нескольких азиатских странах.

И все же, фитотерапевтами все время используется лечение аконитом для тех пациентов, у которых рак молочных желез, органов пищеварения, кожи и легких. Исходя из практики, можно судить о том, что трава аконит, применяемая в борьбе с тяжелой болезнью, показывает великолепные результаты, если сочетать ее с хирургическим вмешательством и консервативными методиками.

Трава аконит от рака - действие, полезные результаты


Несмотря на то, что часто глаголят народные целители, настойка аконита при раке оказывает на молоденькие клетки опухоли не прямое действие, а останавливающее (его еще называют цитостатическим). Скорее всего, это связано с тем, что ответная реакция подавляется. Дальше останавливается рост исключительно периферических узелков. А вот проблема метастазирования новообразований остается все такой же актуальной, равно и как риск того, что может случиться повторный рецидив.

Не стоит забывать и о том, что настойк

papeleta.ru

иссык-кульский корень - это... Что такое иссык-кульский корень?


иссык-кульский корень
иссык-кульский корень

сущ., кол-во синонимов: 3


Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013.

.

Синонимы:
  • иссык-куль
  • иссыхавший

Смотреть что такое "иссык-кульский корень" в других словарях:

  • Борец джунгарский — Борец джунгарский …   Википедия

  • аконит — иссык кульский корень, (голубой) лютик, борец (высокий) Словарь русских синонимов. аконит сущ., кол во синонимов: 10 • борец (40) • …   Словарь синонимов

  • растение — автохор, пересадок, рассада, растеньице, семенник Словарь русских синонимов. растение сущ., кол во синонимов: 4422 • аа (3) • абака …   Словарь синонимов

  • Борец — У этого термина существуют и другие значения, см. Борец (значения). Борец …   Википедия

  • Борец каракольский — Борец каракольский …   Википедия

  • Аконит Джунгарский — (борец джунгарский, иссык кульский корень) Aconitum soongaricum Stap. Семейство лютиковые. Многолетнее травянистое растение высотой 70 130 см. Корневище состоит из корнеклубней конусовидной формы, сросшихся в виде четок длиной по 2 см, толщиной… …   Энциклопедия лекарственных растений

  • Отравления — I Отравления (острые) Отравления заболевания, развивающиеся вследствие экзогенного воздействия на организм человека или животного химических соединений в количествах, вызывающих нарушения физиологических функций и создающих опасность для жизни. В …   Медицинская энциклопедия

  • растение ядовитое — сущ., кол во синонимов: 25 • аконит (10) • баррингтония (3) • белена (9) • …   Словарь синонимов

  • Ядовитые растения — I Ядовитые растения постоянно или периодически содержат вещества, токсичные для человека и животных. Отравления могут вызвать собственно ядовитые растения и неядовитые культурные растения, приобретающие токсические свойства вследствие… …   Медицинская энциклопедия

dic.academic.ru

Аконит (корень-борец, голубой лютик, иссык-кульский корень)

Аконит (корень-борец, голубой лютик, иссык-кульский корень)

О ядовитых свойствах аконита люди знали с глубокой древности. Народные названия растения также соответствовали свойствам этого растения. Аконит называли и «волчья смерть» и «железный шлем», и «корень-борец».

Аконит встречается в лесах и перелесках, в оврагах и садах, в горах, по берегам рек и озер.

Степень ядовитости растения зависит от времени года, почвы и возраста растения. Наиболее ядовиты клубни аконита.

Желтые цветы аконита очень красивы, но не рекомендуется собирать их для букета.

Действующее начало растения – алкалоид аконит.

Смертельная доза составляет около 1 г растения, 5 мл настойки, 2 мг алкалоида аконитина.

На организм аконит оказывает нейро-токсическое и кардиотоксическое действие. В малых дозах он возбуждает центральную

и периферическую нервную систему в больших – угнетает. Действие его похоже на действие яда кураре.

При отравлении аконитом больные жалуются на слюнотечение, жжение во рту, онемение кончика языка, губ, кончиков пальцев рук и ног, чувство ползания мурашек, ощущение жара и холода в конечностях, нарушение зрения (больной все предметы видит в зеленом цвете). Больного беспокоят сухость во рту, жажда, головная боль, рвота, понос.

Со стороны центральной нервной системы – теряется кожная чувствительность, появляется головокружение, беспокойство, судорожные подергивания мышц лица, конечностей, потеря сознания. Резко ухудшаются зрение и слух (вплоть до слепоты и глухоты). Дыхание учащенное, поверхностное, затрудненный вдох и выдох, может наступить внезапная остановка дыхания. Артериальное давление резко снижается.

Смерть может наступить от остановки дыхания и нарушения сердечной деятельности.

Доврачебная помощь

Первая помощь при отравлении аконитом должна состоять из следующих мероприятий:

• промывание желудка солевыми слабительными;

• прием активированного угля по 2 таблетки через каждый час;

• при ослаблении работы сердца и слабом дыхании – искусственное дыхание и непрямой массаж сердца. Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

med.wikireading.ru

Иссык-кульский корень Википедия

Биологическое описание

Род весьма близок к растениям рода Живокость (Delphinium), или Шпорник. В отличие от большинства родов семейства, Борец имеет зигоморфные цветы, что делает общий облик этого растения не очень похожим на классические Лютиковые и несколько сближает его по внешнему виду с семейством Бобовые (Fabaceae).

Многолетние травянистые растения.

Корневая система бывает двух видов. Небольшой клубневидновздутый конический корень, чёрный снаружи, летом развивает 1—2 молодых дочерних клубнекорня, перезимовывает и даёт весной начало новому растению; старый клубнекорень к концу вегетационного периода или отмирает вместе с надземной частью или старые клубнекорни не отмирают и не отделяются, а остаются связанными с новым молодым корнем, так что образуется целая цепочка из нескольких, иногда 12—15, корней.

Листья очерёдные, округлые, более или менее глубокопальчатораздельные.

Соцветия — верхушечная кисть из крупных цветков. Цветки неправильные: чашечка пятилистная, окрашенная (жёлтая, синяя, сиреневая или белая), венчиковидная; верхний листочек её шлемовидной формы; под этим шлемом находится редуцированный венчик, превращённый в 2 нектарника; тычинок много, завязь верхняя (шпорца нет — отличие от живокости). Цветут во второй половине лета.

Формула цветка: ↑K5C(2),2A∞G3_{displaystyle uparrow K_{5};C_{{(2)},2};A_{infty };G_{underline {3}}}[4].

Плоды — 3—7 сухих, сборных, многосеменныхлистовок.

Классификация

В средней полосе европейской части России чаще всего можно встретить четыре дикорастущих вида борца, все они ядовиты примерно в одинаковой степени.

Борец дубравный (Aconitum nemorosumBieb.) встречается только в чернозёмной полосе. Растёт по степным склонам, а также по опушкам широколиственных лесов и среди кустарников. Отличается бледно-жёлтыми цветами и перисторассечёнными листьями.

Борец северный (Aconitum septentrionaleKoelle.) (= Aconitum excelsumReichb.) распространён практически по всей европейской части России, к северу встречается чаще. Растёт в лесах и среди кустарников. Цветки грязно-лиловые, белёсые, иногда даже белые. Последнее встречается редко. Форма шлема (верхней части цветка) конически-цилиндрическая, более узкая и длинная, чем у привычного садового аконита.

Борец Флёрова (Aconitum fleroviiSteinb.) — редко встречающийся вид, занесён в Красную книгу России. Это узколокальный эндемикбассейнареки Шерны (Владимирская область). Указания Ярославской и Нижегородской областей позднее не подтвердились. Растёт по сероольшаникам в долинах небольших рек, иногда по заболоченным пойменным лугам и низинным болотам. Цветы фиолетовые, шлем куполообразный.

Борец шерстистоустый (Aconitum lasiostomumReichb.) — этот вид можно найти во всех европейских областях России, кроме Предуралья. Растёт по лесам и на просеках. Цветки жёлтые или бледно-жёлтые, шлем узкий, почти цилиндрический.

Список видов

Род включает в себе более 330 видов[13], распространённых в Северном полушарии.

Применение

Многие виды борца, растущие в умеренном поясе Северного полушария, именно Aconitum stoerckeanum, Aconitum napellus, Aconitum variegatum, культивируются цветоводами ради красивых цветов, в основном тёмно-синих или фиолетовых, реже жёлтых и беловатых, собранных в длинные кисти или пирамидальные головки.

Так, в европейском цветоводстве широко известен садовый гибрид «Биколор» (Aconitum ×cammarum «Bicolor»). Растение образует густые кусты до полуметра высотой и крупными кистями бело-голубых цветов. Часто культивируется и неприхотливый, почти не требующий специального ухода «Волчий аконит» — Aconitum lycoctonum subsp. vulparia (Rchb.) Nyman. Растение более компактное, высотой 1—1,2 метра с кистями узких насыщенно-жёлтых цветов.

Все виды этого растения во всех своих вегетативных органах, в особенности в листьях и корнях, содержат одуряющее ядовитое вещество жгучего острого вкуса и потому должны считаться опасными ядовитыми растениями. Часто встречались случаи отравления (иногда и со смертельным исходом), происходившего или от случайной примеси листьев аконита к салату и овощам, или же оттого, что люди несведущие принимают иногда шишконосные корни ядовитого Aconitum napellus, растущего в горных долинах Средней и Южной Европы, за корни другого горного растения любисток (Levisticum из семейства Зонтичные), употребляемого во многих горных местностях для выделки травяного ликёра.

В VIII Государственную фармакопею СССР (1946) были включены два вида борца: борец каракольский (Aconitum karakolicum) и борец джунгарский (Aconitum soongaricum), произрастающие во влажных горных лесах Тянь-Шаня. Клубни этих борцов содержат сумму дитерпеновыхалкалоидов, из которых наиболее ядовит — аконитин[7].

Трава борца бледноустого (Aconitum leucostomum) используется для получения препарата аллапинина, обладающего антиаритмическим действием[7].

Акониты дают пчёлам незначительное количество нектара и обножки. Пчёлы посещают их только при отсутствии других медоносов. Акониты нередко вызывают отравление пчёл[8].

Древние галлы и германцы натирали экстрактом этого растения наконечники стрел и копий, предназначенных для охоты на волков, пантер, барсов и других хищников. Это в какой-то мере подтверждают сохранившиеся в народе прозвища аконита — волчий корень, волкобой, у славян — песья смерть, песье зелье, чёрное зелье[2].

В Древнем Риме аконит пользовался успехом как декоративное растение и широко культивировался в садах. Однако римский император Траян в 117 году запретил выращивать аконит, так как были частые случаи подозрительных смертей от отравлений. В Древней Греции и Риме аконитом отравляли приговорённых к смерти[2].

Плутарх рассказывал об отравлении этим растением воинов Марка Антония. Воины, в пищу которых попадал аконит, теряли память и были заняты тем, что переворачивали каждый камень на своем пути, будто искали что-то очень важное, пока их не начинало рвать жёлчью. Существует предание, что Тамерлан был отравлен именно ядом аконита — соком этого растения была пропитана его тюбетейка[2].

В старинную медицину аконит введён в XVIII векеШтёрком, лейб-медиком австрийского императора, в честь которого и был назван один из распространённейших видов в садовой культуре — Борец Штёрка.

Яд бик (Bikh, или Bish, Tuber Aconiti indica[9]), известный на Востоке, в особенности в Индии, как один из самых ужасных, добывается из аконита, в частности, из Aconitum ferox. Корни всех названных видов служат в Индии для добывания страшного яда для стрел, употребляемого в особенности индийцами дигароа, которые с этой целью смешивают растёртые корни аконита с соком Dillenia speciosa[10].

stoponcology.ru


Смотрите также


Телефоны:
Санкт-Петербург
+7 (921) 442-69-72
Старая Русса
+7 (81652) 327-90